среда, 29 сентября 2010 г.

Утраченная слава

Кое-что об истории космического корабля "Буран"


Американские «Шаттлы» знают все. Они летают и не дают о себе забыть. Но все меньше и меньше людей вспоминают советский «Буран». В этом забвении – одна из печальных примет нового времени. А ведь «Буран» - это и наша, украинская, слава и гордость, ибо здесь создавалась часть управляющих и транспортных систем уникальной многоразовой космической системы (МКС) «Буран»-«Энергия»…


Кроме ракеты «Энергия», у «Бурана» был еще один носитель – тяжелый украинский самолет антоновского КБ Ан-225 «Мрия» (Фото), известный сегодняшней публике еще менее, несмотря на то, что даже его фотографии в душе технаря вызывают почтительный трепет.


Судьба

«Буран» совершил целую серию полетов, но в космосе побывал лишь однажды, и только об этом его, космическом, полете и сообщило ТАСС: «15 ноября 1988 года в Советском Союзе проведены успешные испытания космического корабля многоразового использования "Буран". После старта с универсальной ракетно-космической транспортной системы "Энергия" корабль "Буран" вышел на расчетную орбиту, совершил двухвитковый полет вокруг Земли и приземлился в автоматическом режиме на посадочной полосе космодрома Байконур».

После приземления корабль был законсервирован и оставлен в монтажно-испытательном корпусе МИК 112. Там он простоял почти полтора десятка лет, и погиб в результате обрушения крыши МИК-а весной 2002 г. Но, кроме этого экземпляра, в производстве их находилось еще 4, в разной степени готовности. В 1990 г. работы по программе «Энергия»-«Буран» были приостановлены, а в 1993 г. программа окончательно закрыта. Не стало задач, для решения которых она предназначалась, а постановка новых затруднялась одновременной слабостью и государства и бизнеса. Правда, И. П. Волк, командир отряда пилотов, готовившихся летать на «Буране», считает, что проект погубили раздоры между ведомствами, вследствие чего аппарат был назван самолётом, а не космическим кораблём, а также непримиримая вражда их руководителей.

В обстановке тех лет космические полеты стали технически невозможными. Вот как вспоминает о ней тогдашний руководитель полетов аэродрома «Юбилейный» Сергей Грачев: «Личный состав в/ч 03079 еще поддерживал готовность комплекса к приему если уже не орбитальных кораблей, то хотя бы самолетов. Но разложение Советской Армии было налицо. В аккурат на 7-е ноября 1990 г. бойцы, призывавшиеся с Украины, водрузили над солдатской столовой "жовто-блакитный прапор", требуя чтобы их немедленно уволили и отправили домой. Украинское "землячество" на посадочном комплексе насчитывало около 150 человек. Политорганы считали, что волнения были спровоцированы "бытовухой", хотя уже через два года сам начальник космодрома генерал Крыжко "ушел" с Байконура молча, "по-английски", осев где-то в той же неньке-Украине...» Куда уж тут летать при таком разложении.

Полноразмерный аналог «Бурана», имевший обозначение БТС-002, был изготовлен для лётных испытаний в атмосфере Земли и летал 25 раз. В его хвостовой части стояли четыре турбореактивных двигателя, позволявшие ему взлетать с обычного аэродрома. В 1985—1988 гг. его использовали в ЛИИ (Летно-исследовательский Институт) им. М. М. Громова (город Жуковский, Московская область) для подготовки лётчиков-испытателей перед полётами в космос. Он находился на балансе НПО «Молния».

После закрытия программы в 1993 г. НПО «Молния» демонстрировало БТС-002 на аэрошоу Международного авиационно-космического салона и в 1995 г. продало его АО «Космос-Земля». До 1999 года он стоял в Центральном парке культуры и отдыха им. Горького в Москве и использовался в качестве аттракциона. В 1999 г. его передали в лизинг австралийской фирме для показа на Олимпийских играх в Сиднее, а затем – сингапурской фирме, которая отвезла его в Бахрейн, где его случайно обнаружили немецкие киносъёмщики. Сейчас его приобрел музей техники в Шпайере (Германия). Хозяину музея Герману Лайру он обошелся в 10 миллионов евро.

Еще один сохранившийся экземпляр – изделие 1.02 «Птичка» – должен был совершить второй полёт в автоматическом режиме со стыковкой с пилотируемой станцией «Мир». Он находится на космодроме Байконур и является собственностью Казахстана. В апреле 2007 г. этот экземпляр установлен в экспозиции музея космодрома Байконур (площадка 2).

Длина "Бурана" 36.4 метра, размах крыла около 24 метров, высота корабля, когда он стоит на шасси, более 16 метров. Стартовая масса корабля более 100 тонн, из которых 14 тонн приходится на топливо. В его обширном грузовом отсеке может размещаться полезный груз массой до 30 тонн. В носовой отсек вставлена герметичная цельносварная кабина для экипажа и большей части аппаратуры для обеспечения полета в составе ракетно-космического комплекса, автономного полета на орбите, спуска и посадки. Объем кабины более 70 кубических метров.

Перипетии

На фотографии (утрачена) вы видите корабль в цехе космодрома «Байконур». Вокруг него снуют многочисленные люди, еще не знающие ни своей судьбы, ни судьбы своего детища. И эту грандиозную махину, представьте себе, еще нужно было из цеха доставить на стартовую позицию, поставить вертикально, поднять и пристыковать к ракете «Энергия». Этой цели служила транспортная система, еще более грандиозная, чем сам корабль.

Но начиналось все задолго до старта. Когда в начале 50-х годов транспортная система марки «полуторка», с грохотом проезжая по улице, поднимала уличную пыль, за ней всегда бежала ватага мальчишек, стараясь уцепиться за борт вопреки родительским запретам. Но у их более солидных старших братьев уже лежала на столах книга К. А. Гильзина «Ракетные двигатели», вышедшая в «Оборонгизе» в 1950 году, да и сами они в 1956 получили книгу того же автора «Путешествие к далеким мирам». Где-то там была картинка: ракета стартует с самолета. То есть, схема такого старта придумана была давно, и были люди, работавшие над ее реализацией.

Того из них, кому удалось воплотить эту идею в металл, звали Глеб Евгеньевич Лозино-Лозинский. Окончив Харьковский механико-машиностроительный институт в 1930г., он до 1942 г. работал там же над проектом паротурбинной установки для самолета А. Н.Туполева. И вынашивал идею – поднять с помощью тяжелого грузового самолета небольшую ракету на большую высоту, сообщив ей одновременно заметную начальную скорость и запустить ее высоко в стратосфере.

С появлением баллистических трансконтинентальных ракет и искусственных спутников Земли (которые немедленно стали разведывательными) стала ясна перспективность таких систем в области их военного применения. А разработка систем вооружений в те годы была приоритетным занятием и финансировалась в первую очередь.

Разработка такой, - как мы сегодня говорим, авиационно-космической системы, - была поручена в 1965 году возглавлявшемуся А. И. Микояном ОКБ-155, а внутри ОКБ - 55-летнему Главному конструктору Г. Е. Лозино-Лозинскому. Разработка получила название «Спираль». Система "Спираль" представляла собой гиперзвуковой самолет-разгонщик, способный достигать скорости полета с числом Маха, равным 6. Второй ее ступенью был пилотируемый многоразовый орбитальный самолет, - космический истребитель, - для вывода которого на орбиту искусственного спутника Земли предусматривался отделяемый ракетный ускоритель. В свое время пилотируемый аналог орбитального самолета "Спираль" успешно выполнил серию испытательных полетов. А еще были БОРы – беспилотные орбитальные ракетопланы. Первый из них испытывался в полете в 1969 году. Интересно, что был он цельнодеревянным. В этом проекте уже просматриваются контуры «Бурана».

СССР готовился к отражению атак из Космоса. К тому же самому готовились и США. Но тут советская разведка дала промашку: проморгала начало американских работ по проекту Space Shuttle, и первые испытания Шаттла на мысе Канаверал, прошедшие ближе к середине 70-х годов, для советского руководства стали пугающей неожиданностью. Ибо аналитические исследования, проведённые Институтом прикладной математики АН СССР и НПО „Энергия“ в период 1971—1975 гг. показали, что США, введя в эксплуатацию систему Space Shuttle, смогут получить решающее военное преимущество в плане нанесения превентивного (то есть упреждающего) ракетно-ядерного удара.

Кто там думал о том, что «Спираль» может быть упреждающим ответом на вызов «шаттла»? Догнать и перегнать! И вместо уже далеко продвинутой программы «Спираль» была утверждена аналогичная американской программа «Энергия»-«Буран». Ракету-носитель разрабатывало НПО «Энергия», а для создания «Бурана» было создано НПО «Молния» с Г. Е. Лозино-Лозинским во главе. По сей день ходят глупые слухи о том, что он «был против». Он был назначен Генеральным конструктором НПО, и принял должность – о каком «против» может идти речь? Начало работ датируется 1976 годом. 86 министерств и ведомств и 1286 предприятий всего СССР (около 2,5 млн. человек) принимали участие в создании системы. Основное научно-инженерное руководство осуществлялось Советом Главных конструкторов, который собирался один раз в месяц под руководством Генерального конструктора системы "Энергия"-"Буран" академика В. П. Глушко. Производство осуществлялось на Тушинском машиностроительном заводе с 1980 г.. К 1984 г. был готов первый полномасштабный экземпляр. При внешнем сходстве с американским «шаттлом» орбитальный корабль «Буран» имеет принципиальное отличие – он мог совершать посадку в полностью автоматическом режиме, а не управляться оператором с земли. Ряд технических решений, найденных при создании «Бурана», до сих пор используются в отечественной и зарубежной ракетно-космической технике.

С завода корабли доставлялись водным транспортом в город Жуковский (Московская обл.), а оттуда (с аэродрома Жуковский) – по воздуху (на специальном самолёте-транспортировщике ВМ-Т) – на космодром Байконур, где для посадки «Бурана» из Космоса был простроен специальный аэродром «Юбилейный»…

Люди

Есть люди, оставляющие в памяти неизгладимый отпечаток. О них не надо даже знать ничего, их значительность у них на лицах. Не чванливая значительность «руководства», а знающее себе цену молчаливое достоинство работяг. В конце 60-х годов один из таких сидел за одним со мной столиком в укромном подвальчике ресторана «Кавказский» на Невском проспекте. А с ним – женщина. Они очень мало пили, очень мало ели и почти не разговаривали. Они только смотрели друг на друга. На пиджаке у мужчины светился значок – стилизованное серебро ракеты, взмывающей по небесно-голубой эмали. И скромная надпись: «КБ – 30 лет». С тех пор прошла бездна времени, но я до сих пор не могу их забыть, и, вспоминая, думаю: вот двое любящих, между которыми встала Работа. Именно так – с большой буквы. Несколько по иному поводу у Ю. Олеши сказано: вы прошумели мимо меня, как ветвь, полная цветов и листьев… Их награждали орденами, они были осыпанными благами Лауреатами, академиками и Героями, но времени для обычной человеческой жизни у них было мало.

Говоря о людях «Бурана», надо говорить не только о его создателях, но и о его испытателях. Группа лётчиков-испытателей для участия в проекте «Буран» начала формироваться в 1977 г. при ЛИИ им. Громова, первоначально в неё планировалось зачислить 8 человек. Ещё до сформирования группы двое кандидатов погибли: Виктор Иванович Букреев умер 22 мая 1977 г. от ожогов, полученных 17 мая при аварии МиГ-25ПУ, а Александр Иванович Лысенко погиб 3 июня 1977 г. при выполнении испытательного полёта на МиГ-23УБ. Поэтому в первую группу 12 июля 1977 г. было зачислено лишь 6 человек. Это: Волк Игорь Петрович, Кононенко Олег Григорьевич, Левченко Анатолий Семёнович, Садовников Николай Фёдорович, Станкявичюс Римантас Антанас, Щукин Александр Владимирович.

Николай Садовников в конце 1977 г. перешёл из ЛИИ на работу в КБ Сухого. В конце 1978 г. командиром отряда лётчиков-испытателей № 1 комплекса «А», готовившегося к полётам на «Буране», был назначен Игорь Волк. Отряд космонавтов-испытателей проекта «Буран» был официально создан 10 августа 1981 г., его командиром был также назначен И. П. Волк. Во многом благодаря незаурядным талантам этого человека отряд полностью отработал сложнейшие задачи пилотирования уникальной машины.

По непроверенным сведениям, в ходе испытаний погибла половина лётчиков из отряда, готовившегося к полётам на «Буране». Отчасти это верно, однако, эти трагические события были связаны и с другими программами.

Олег Григорьевич Кононенко погиб 8 сентября 1980 г. при испытаниях палубного штурмовика Як-38. Анатолий Семёнович Левченко умер 6 августа 1988 г. от опухоли головного мозга, развившейся вследствие жёсткой посадки спускаемого аппарата «Союз ТМ-3». Римантас Антанас-Антано Станкявичус погиб 9 сентября 1990 г. в катастрофе Су-27 во время показательного выступления на авиасалоне в Сальгареда в Италии. Александр Владимирович Щукин погиб 18 августа 1988 г. в испытательном полёте на спортивном самолёте Су-26М…

Эпилог

2 апреля 2008 года "Буран" прибыл в голландский порт Роттердам. Отсюда его доставили по Рейну на трех баржах в Шпейер. Это 650 км вверх против течения. Здесь будет его вечный дом. Медленно плывшему «Бурану» оказали восторженный прием и почести жители прирейнских городов – Дуйсбурга, Дюссельдорфа, Кельна, Бонна, Кобленца, Майнца и Мангейма, вышедшие на рейнские берега приветствовать уникальное творение советских ученых, инженеров и рабочих. По данным полиции, вдоль 3 километровой дороги между Шпейером и его портом на Рейне около 15 тысяч человек выстроились для встречи главного музейного экспоната. Об этом сообщило издание «Вести.ру». Я читаю, и слезы наворачиваются на глаза. От гордости за дела соотечественников, от горечи их забвения.

2008 г. 

Тэги: Буран, Мрия, испытания, музей 

Комментариев нет:

Rambler's Top100 Полный анализ сайта Всё для Blogger(а) на Blogspot(е)! Закладки Google Закладки Google Закладки Google Delicious Memori БобрДобр Мистер Вонг Мое место 100 Закладок