пятница, 30 апреля 2010 г.

Куды бедному хрестянину податься?

МВФ как зеркало украинской революции 

Различие между обоснованной критикой и надуманным “поливанием” в украинских реалиях трудноуловимо. Особенно в нынешнем противостоянии, протекающем при участии чуть ли не патологических личностей, очень склонных к употреблению аргументов типа “А ты кто такой??” 

Все авторитеты размыты, СМИ играют в “объективность”, понимая ее очень своеобразно. Не как обязанность анализировать информацию и проверять ее на достоверность, а прогнозы - на обоснованность, но только как процесс уклонения от обвинений в заангажированности путем следования неким “правилам хорошего тона”: сказал “да” – тут же скажи и “нет”, сказал хорошее, немедленно скажи и плохое. Поцеловал – плюнь, не разбирайся – это не твое дело. 

Вследствие такого плюрализма (в средние века, кстати, в Европе плюрализмом назывались оргии в банях, не делившихся, как известно, на мужские и женские) среднему человеку трудно вынести верное суждение по тому или иному поводу, над ним довлеет сила слова, услышанного или прочитанного последним. На этом строится определенная техника пиара – крикнуть неважно что, но как можно громче, хлестче, все равно никто разбираться не будет. Пресса оперирует не столько высказываниями типа “дело обстоит так-то”, сколько типа “имярек сказал, что дело обстоит так-то”. Согласитесь, разница существенная. Историография не фактов, а мнений. И куды ж бедному хрестянину податься? 

А “податься”, между тем, есть куда. Во-первых, можно обратиться к источникам технической информации, публикующим статистические данные и официальные тексты документов. Без прочувствованных комментариев. Но это трудный путь. Вряд ли его можно рекомендовать среднему человеку, но профессионально добросовестный журналист обращаться к этим источникам просто обязан.

Во-вторых, есть иностранные и международные институты и учреждения, не имеющие ни коммерческих, ни политических интересов в украинской сваре. У них есть свои спецслужбы, есть доступ к информации своих национальных спецслужб, есть обрабатывающие ее аналитики, и они (учреждения) в своей публичной деятельности закономерно и необходимо эту информацию преломляют. И она тоже в нашей прессе присутствует, как жемчуг в навозной куче. А как же – плюрализм-с!

Например, когда МВФ прекращает сотрудничество с Украиной (как это было в прошлом году) и заявляет, что возобновит его, как только в Украине повится “вменяемое правительство”, можно с высокой вероятностью считать, что правительство Тимошенко таки да невменяемое, представленный им бюджет на 2010 год таки да нереален и т.д.

Сейчас так называемая оппозиция повернула все обвинения, высказывавшиеся совсем недавно в адрес Тимошенко и ее правительства чуть ли не дословно в другую сторону. Но МВФ сотрудничество с Украиной возобновил, значит, считает новое правительство вполне вменяемым. Возражения МВФ против бюджета сняты, значит МВФ согласился с доводами правительства. И не просто возобновил – вице-премьер С. Тигипко провел с МВФ успешные переговоры, и речь уже идет не о прошлогоднем последнем транше стабилизационного кредита на $ 2,5 млрд., а о новом кредите реформ и развития на $ 19 млрд.! Прогресс, ребята, движется куда-то понемногу…

17 мая в Киев прибудет делегация МВФ, полномочная подписать документы по новому кредиту, тогда первый транш поступит уже в июне. И если это случится, то факт сей скажет нам о качестве новой власти много больше, чем все истерики оппозиции. И даже о том, кто здесь патриот, а кто – сбоку. Так что, подождем, уже немного осталось.

Тэги: МВФ, бюджет, кредит, объективность, критика, делегация 

воскресенье, 25 апреля 2010 г.

Как изобрели стелс


Разница в темпераменте


Всем известно, что радио изобрёл Попов, паровую машину - Ползунов, стратегический бомбардировщик - Сикорский, а лампочку - Лодыгин. Русские Кулибины всегда шли впереди планеты всей. А знаете ли вы, что технологию самолёта-невидимки "стелс," с помощью которой американские ястребы уже тридцать лет обманывают радиолокационные станции (РЛС) своих жертв, тоже изобрели в Советском Союзе? Точнее, в фашистской Германии. Но не в этом дело.

Помимо других технологических успехов, фашистская Германия породила экспериментальный бомбардировщик Хортен-229. Его тоже плохо видно на радаре. Он отличается от современных американских Ф-117 и Б-2 в основном тем, что сделан из дерева. А форма фюзеляжа и положение реактивных двигателей ну очень похожи. Американцы в 45-м этот чудо-аппарат захватили, ничего не поняли, и отправили на склад. Через двадцать пять лет откопали и изучили. Но почему именно тогда? Доктрина изменилась? Нет.

В начале семидесятых один молодой человек, с подозительным именем Денис Оверхользер и электротехническим образованием, работал переводчиком в секретном исследовательском отделе огромной американской авиафирмы Локхид Мартин. Работа была непыльная: Денис читал и переводил несекретные технические публикации исходящие из Советского Союза относящиеся к авиации. Работа непыльная, но скучная - всё интересное было вымарано недремлющими товарищами откуда надо. Так, наш Денис продолжал усердно переводить инструкции для сборки игрушечных самолётиков, надеясь
уловить из них секрет скорости перехватчика МиГ-25.

Но труд его оказался ненапрасен. На стол к Денису попал совершенно несекретный опус молодого московского инженера Петра Яковлевича Уфимцева, изданный в Москве, в издательстве Советское Радио, в 62-м году (эпоха карибского кризиса!). Небольшой тираж объяснялся специализированностью предмета: "Метод краевых волн в физической теории дифракции." Но и это название видимо привлекло внимание какого-то работника посольства или военного атташе США в Москве.

Денис заглотнул книгу целиком и офуел. Конкретно. Уфимцев описывал комьютерный алгоритм собственного создания, способный подсчитать эффективную площадь рассеяния для самолёта абсолютно любой формы (видимый размер объекта на радаре). Из результатов он вывел, что соблюдая некоторые геометрические ограничения в форме самолёта, этот параметр можно снизить если не до самого нуля, то почти. Сначала Денис решил, что этого Уфимцева надо бы срочно завербовать, или вообще похитить из лап коммунистов. Но потом он увидел, что всё требуемое уже честно и дотошно описано, и остаётся только сконструировать самолёт-невидимку. Написав докладную, он побежал к начальнику.

Но бюрократ не оценил доклада. В это время фирма разрабатывала истребитель Ф-16. Испытывался знаменитый транспортник "Геркулес". Катастрофа во Вьетнаме набирала обороты. Взрослые дяди серьёзно играли в войну. Было не до невидимок, привидений, и летания на метле. Оверхользер настоял. Опять настоял. Когда настойчивый переводчик не пожелал по приглашению шефа покинуть кабинет, шеф взял его за шкирку и под зад выкинул из кабинета. Буквально. "Занимайтесь своим делом, Оверхользер! Переводами! Конструкторов у нас хватает!" И дверью хлопнул. Но не тут-то было. Упрямый переводчик добился своего и передал доклад пинженерам. Те подход оценили, прикинули возможные формы фюзеляжа, откопали тот самый немецкий трофейный самолёт, крепко поработали, и уже через десять лет футуристическая глыба тактического ударного самолёта-невидимки Ф-117 взмыла в небо.

Шли годы. Прошла война во Вьетнаме. Кончалась и холодная. Но Оверхользер никогда не забыл, кому именно он был обязан за взлёт своей карьеры. В 1990-м году он наводит справки через посольство в Москве, а не проживает ли мол такой Пётр Яковлевич. Оказалось - проживает. Во Фрязино. И работает по специальности, в Институте Радиотехники и Электроники АН СССР. Американский коллега зовёт советского в Штаты - приглашённым лектором. Оверхользер, конечно, всегда мечтал встретить своего гениального, но непризннанного коллегу. И вручить ему какой-нибудь орден за непреднамеренное повышение военной мощи вероятного противника. Или за действия, приведшие к обогащению капиталистического концерна Локхид Мартин.

Но один вопрос терзал его, вопрос, который ему наконец удалось задать на приёме в честь гостя. "Пётр!" сказал Денис, "Ну почему? Почему, из самой секретной страны в мире утёк такой, хоть и не решающий, но важный секрет? И почему Советский Союз никогда не создал своих самолётов-невидимок? Ведь возможности были!"

"Дело было так," сказал Уфимцев на приличном английском. "Написал алгоритм. Посчитал. Попробовал экспериментально. Сошлось. Пошёл к шефу. Тот приказал перестать заниматься куйнёй и интенсивнее разрабатывать РЛС. Я настоял. Шеф не уступал. Дискуссия перешла на повышенные тональности. В конце концов он схватил меня за шкирку и ударом профессионального нападающего пнул под жопу за дверь. Я обиделся и написал монографию.”

Стырено с блога Богдана Йовича

Тэги: стелс, монография, секрет, РЛС

суббота, 24 апреля 2010 г.

Ненавистный харьковский "пакт"


Луна остается на небе


Подписанные 21 апреля в Харькове Президентами России и Украины договоренности были центральной интригой последних недель. Удивительно, но правительству удалось сохранять в тайне их содержание до последнего дня, так что сюрприз получился, и получился достаточно оглушительным.

 
Встречен он не менее громким свистом и воем так называемой “демократической оппозиции” (сразу трех “демократических”). Особенный протест у этих господ, сориентированных в первую очередь на консервацию собственной власти над ими же разоренной страной, недопущение на рынок средств коммуникации более конкурентоспособного русского языка и на вытащенные из этнографического музея изношенные шаровары ,вызывает пролонгация договора по ЧФ РФ после 2017 года, в связи с чем наци обвиняют Президента в государственной измене, требуют возбудить против него уголовное дело и грозят импичментом.

Некоторые (В. Кирилленко) договорились до угроз инициировать “движение национального сопротивления” против “пакта Медведева-Януковича”, сдающего украинский суверенитет, “добытый тремя веками борьбы”. Ющенко лично собирается блокировать в Раде, и это – не будучи депутатом и не взирая на то, что блокирование Рады есть незаконное мероприятие! – ненавистный “пакт”. Когда идет речь о такой инициативе, то, по моему разумению, не стоит говорить о цивилизованной демократической оппозиции. Это скорее напоминает некое почти вооруженное сообщество, недостаточно значительное, чтобы подчинить себе ситуацию голосованием, но настолько агрессивное, что оно готово начать раскапывать бандеровские схроны для использования их по прямому назначению.

И конечно же – несостоятельные ссылки на 17 статью Конституции. Почему несостоятельные? Потому что на момент принятия Конституции ЧФ РФ уже многие годы (собственно говоря – испокон веков, еще “за царату”) имел Севастополь местом своего базирования. Закон же обратной силы не имеет, и эта норма цивилизованного права выписана в той же Конституции, так что императив ее ст. 17 может относиться к флоту Ливии или Боливии, но никак не к ЧФ РФ. ЧФ РФ для Севастополя такая же естественная данность, как Луна на небе, и категорическое требование убрать его в другое место – такая же паранойя, как и требование переместить на другую орбиту Луну.

Но все эти политиканы, прекрасно понимая, что правовая культура украинского населения оставляет желать лучшего, беззастенчиво пользуются этим обстоятельством, чтобы “впаривать” людям в мозги свои убогие мысли, среди которых главная – “без москалiв краще”. Чего они добиваются? Объективно они ведут дело к повторению сценария 1933 года в Веймарской республике Германии, осознавая, что реально после провала “оранжевого проекта” они могут взять власть с помощью политических мошенничеств (тимошенничеств) и манипуляций – а других средств они не знают – только в стране, отупевшей от бездны страданий, и заталкивают ее в эту бездну с упорством, достойным лучшего применения.

Что же касается “300-летней борьбы”… В 1991 году я однажды вернулся вечером домой и узнал, что днем моя теща, наслушавшись телевизора, собрала “в жменю” все наши паспорта и отнесла паспортистке проставить штампы, фиксирующие украинское гражданство. А днем по телевизору выступал нардеп с большими милицейскими звездами и сказал, что тем, кто не поставит этот штамп в паспорт, “мы” не дадим талонов на сахар. (Сахар в ту пору у нас в Харькове можно было купить только по талонам). Теща услышала, всплеснула руками: “Ой, лышенько! Сахарю нэ дадуть!” и бросилась искать паспорта. Вот такими методами “борьбы” – в том числе – “розбудовувалась незалежнисть”, не говоря уже о лживой руховской агитации, рассчитанной на малограмотное “совковое” восприятие. Выстроить государственность, которая бы удовлетворяла интересы всего населения страны, такими методами невозможно. Государство же – это его Конституция, и Конституция 1996 года – это Конституция бездарно выстроенного националистического государства (за ним чувствуется, угадывается имеющая конкретные имена националистическая хунта), которое, – чем дальше, тем больше, – перестало устраивать украинский народ, лишилось его доверия. 

Политологический смысл последних нескольких лет украинской истории состоит в том, что украинский народ пытается сменить это никчемное, обманувшее его государство. Будучи сувереном, он имеет на это право. Апофеозом обмана стал Майдан и “сладкая парочка” Ющенко-Тимошенко со всеми их “любыми друзями”, кумовьями и многочисленной родней. А Президент Янукович – орудие в руках этого, можно сказать, восставшего народа. Пока что – так. А то, что он не ту согласную удваивает в слове “профессор”, с точки зрения политологии – факт сто двадцать пятой роли и значения. 

Тэги: Харьков, газ, флот, пакт, наци, , государство, Конституция, Янукович, Ющенко, Тимошенко

четверг, 22 апреля 2010 г.

Якову Шифрину - 90 лет

23 апреля исполняется 90 лет одному из самых замечательных людей, с кем только сталкивала автора жизнь,  Якову Соломоновичу Шифрину.

Четыре жизни Якова Шифрина 
Валерий Тырнов

Написать статью к 90-летнему юбилею Якова Соломоновича Шифрина я решился очень легко, сразу, как только узнал, что к этой дате готовится юбилейный сборник. Хотя личное наше знакомство состоялось с большим опозданием (лет 5 тому назад), имя его было у меня на слуху, можно сказать, всю жизнь.


Заслуженный деятель науки и техники Украины, доктор технических наук, профессор, Лауреат премии им. А. С. Попова, действительный член американского IEEE, соросовский профессор, академик и член президиума АН прикладной радиоэлектроники – один только этот неполный список титулов и званий говорит о том, что в его лице мы имеем дело с человеческим и научным явлением очень неординарного масштаба.

Но, говоря о его научных занятиях, я хотел бы не упустить из виду и нечто совсем другое, может быть, для оценки личности даже более важное, чем все заслуги и достижения. К своему 85-летию он написал и издал за свой счет книгу для друзей и родственников. Не для тех, с кем рядом прожита жизнь – тех уже нет – для тех, кто помоложе, кто жив и будет жить, когда его уже не станет. Книга называется очень незатейливо: «Как мы жили». Не «Как Я жил», а «Как МЫ жили». Это очень важный нюанс. Для человека его генерации первый вариант – абсолютно невозможен. И дело вовсе не в скромности навынос. Никакой демонстративной скромности у проф. Я. С. Шифрина нет, он хорошо знает свою немалую цену, и, в общем-то, от нее не отказывается. Дело в том этическом кодексе, которому подчинено личное поведение таких, становящихся все большей редкостью, людей. Главная его аксиома: если ты видишь, что можешь помочь – помоги. Если можешь сделать – сделай. Не жди, пока тебя позовут. Иди сам.

В его жизни бoльшая часть времени и усилий потрачены на помощь людям, вероятно, даже в ущерб себе, причем не только в науке, но и в чисто житейских делах. Он подготовил чуть ли не 50 кандидатов и 20 докторов наук, без малого тридцать лет руководил кафедрами в Военно-инженерной радиотехнической академии (ВИРТА) и Харьковском национальном университете радиоэлектроники (ХНУРЭ), оказывал разностороннюю помощь вузам, НИИ и другим организациям в различных городах СССР. Не случайно он избран почетным профессором четырех вузов России и Украины. Им были созданы Украинская Национальная ассоциация антенн (1993 г.) и два отделения Американского общества радиоинженеров (1995 и 2000 гг.), которыми он же и руководил. Эти организации сыграли огромную роль в консолидации усилий антеннщиков Украины и интеграции украинской науки в мировую. Он организовал и был руководителем более чем десятка международных научных конференций, проведенных в Украине за последние 15 лет. Много усилий потрачено им и на общественно-политическую деятельность. Обо всем этом он подробно рассказывает в своей книге…

Двум словам в русском языке сильно не повезло. Это слова «коллективизм» и «индивидуализм». Они имеют совершенно разный смысл в словаре теоретиков идеологий и в народном словаре. И, когда «теоретики» ругают коллективизм, они, в сущности, дезориентируют людей в их понимании добра и зла. Двойственность смысла этих двух слов играет над русскоязычной частью человечества злую шутку. Коллективизм Шифрина прекрасен. А помимо эстетической стороны, я всерьез думаю, что без коллективизма этого сорта не бывает и больших успехов. Ни у личности, ни у общества. Потому что, если каждый из группы людей в силу своей внутренней потребности стремится поддержать всех остальных, эффективность их совместного труда может быть чрезвычайно высокой. В противном же случае она близка к нулю или даже отрицательна.

Наукой Яков Соломонович начал заниматься всерьез поздно, лет с 40. Значит, на роду ему было написано стать ученым. В этом возрасте нынешние офицеры уже подумывают об отставке – отставной возраст подполковника – 42 года.

Обычно к этому возрасту ученый уже проходит пик научной активности, уже сделаны основные открытия, уже пришло признание, и молодые аспиранты смотрят на него, как на Мафусаила. Однако у Шифрина жизнь сложилась иначе. Кто-то другой, скорее всего, нашел бы способ уклониться от исполнения гражданского (да и просто мужского) долга и спрятаться в тихом кабинете от житейских бурь и невзгод. Но только не он. И летом 41 года, вместо того, чтобы начать заниматься теоретической физикой, Яков Соломонович ушел в народное ополчение Ленинграда и задержался в армии на 40 лет. 


Война внесла в жизнь много перипетий. Лишь лет через 10 после ее окончания (в должности командира радиолокационной батареи) с переездом в Харьков и началом службы в Артиллерийской радиотехнической академии (АРТА) жизнь его приобрела устойчивые формы. В стенах этого военного учебного заведения после назначения начальником кафедры антенн и распространения радиоволн Я. С. Шифрин сумел внести крупный вклад в создание и развитие ряда важных новых направлений в прикладной электродинамике. Десяток первоклассных монографий, включая широко используемый многие годы в ряде вузов СНГ учебник, сотни опубликованных научных работ, десятки учеников, ученики учеников. Что же это за проблематика?

В жизни своей он работал в четырех научных направлениях, и в каждое из них внес вклад, более чем достаточный для мирового признания, вклад, которого хватило бы на целую жизнь.

Во-первых, это дальнее тропосферное распространение (ДТР) ультракоротких радиоволн. Долгое время считалось, что эти радиоволны распространяются только в пределах прямой видимости, а за горизонт попадают лишь благодаря дифракционным эффектам, в свое время рассчитанным акад. В.А.Фоком. Однако в начале 50-х годов было экспериментально установлено, что значение интенсивности поля радиоволн за горизонтом, значительно, в сотни тысяч раз, превосходит интенсивность, рассчитанную по формулам Фока. Дело в том, что в тропосфере имеются многочисленные неоднородности, на которых рассеиваются радиоволны. Это рассеянное поле и уходит далеко за горизонт. Здесь много красивых эффектов, имеющих важное значение для радиотехники. Радиолокацию здесь, правда, реализовать практически невозможно, потому что волна должна пройти туда и обратно, и затухание поля при этом оказывается слишком большим. А вот односторонние линии связи или радиоразведку реализовать можно. Работы по изучению ДТР выполнялись тогда в СССР по правительственным постановлениям, т.е. имели особый приоритет и финансирование. Обычно такую тему брали на 2-3 года, и, сняв с нее «сливки», искали что-то новое. Были такие научные “эскадроны”. Кафедра Шифрина, в силу большой (и, к сожалению, все реже встречающейся даже среди ученых) обстоятельности своего шефа, занималась ею экспериментально около 10 лет (антенны его кафедры на крыше Академии знал весь город). Благодаря этому удалось впервые в мире выявить многие важные закономерности и особенности явления ДТР. Эти результаты были изложены в двух монографиях. Первая из них (изд. АРТА,1964 г.), к сожалению, широкой известности не получила из-за того, что имела гриф ДСП (Для служебного пользования). Но это была первая в мире монография по ДТР. Вторая монография (изд. «Советское радио»,1965 г), написанная совместно с москвичами, хорошо известна всем специалистам в области распространения радиоволн.

Параллельно с работами по ДТР, примерно с 1959 года, Яков Соломонович начал заниматься основным делом своей жизни – разработкой статистической теории антенн (СТА). СТА – это теория больших и сложных антенн, которые к тому времени уже стали широко внедряться, в частности, в войсках ПВО страны и в радиоастрономии. И, когда их стали строить и эксплуатировать, то оказалось, что они далеко не в полной мере оправдывают возлагавшиеся на них надежды. В чем дело? А дело в том, что в таких системах всегда имеют место случайности в распределении источников (токов или полей). Добрая доля этих случайностей возникает внутри самой антенны: неточности изготовления отдельных элементов антенны, их нестабильность, выход из строя некоторых из них и т.д. Не менее важную роль играют также и внешние случайности: атмосферные неоднородности искажают фронт падающей на антенну волны, он становится не плоским, как нам хотелось бы, а сильно изрезанным. Вместо синфазных сигналов от отдельных элементов антенны идут сигналы со случайными фазами. Параметры антенны от этого существенно ухудшаются. Иногда, при сильных случайностях, диаграмма направленности антенны вообще «разваливается». А это ведь антенны стоимостью порою в сотни миллионов долларов. Такая антенна для загоризонтной радиолокации, в частности, была построена под Николаевом. И имела, если только мне не изменяет память, размеры 500 м по ширине и более 100 м по высоте. Она должна была «замечать» запуски ракет на расстояниях 10-12 тыс. км. Пробные пуски делали во Владивостоке. Иногда их «ловили», но по большей части это не удавалось. И во многом потому, что антенна была спроектирована для идеальных условий падения на нее плоской волны и плохо работала в реальной ситуации, когда падающая на нее волна существенно искажена. Сходные проблемы испытывали и, американские радиолокаторщики. Поэтому, когда проф. Шифрин в 1970 г. издал свою фундаментальную, теперь уже ставшую широко известной во всем мире, монографию по статистической теории антенн, в США ее мгновенно перевели на английский язык.

И все же неясно, почему при всей широте признания достижений Я.С. в научных кругах его заслуги не были своевременно должным образом оценены официально. Так, звание Заслуженного деятеля науки и техники Украины он получил на 15-20 лет позже многих своих учеников, не говоря уже о правительственных наградах или выборе в Академию наук СССР или Украины. Почему? Самый простой, сам собой напрашивающийся, ответ – потому что еврей. Честно скажем – да, и поэтому тоже. Даже в 80-е годы, при увольнении из армии всемирно известный ученый, профессор Шифрин испытал значительные трудности при устройстве на работу. Но не только поэтому. Есть и более основательные причины, мешавшие не только евреям.

В одном умном анекдоте некий старик захотел от Золотой рыбки, чтобы она сделала его Героем Советского Союза. Тут же грянул гром, и старик увидел себя в окопе: в руках у него две гранаты, а на него ползут три танка. То есть, в нравственном плане высокая оценка деятельности того или иного человека – неважно, материальная или моральная, - должна быть побочным результатом его истинной работы, наградой за реальные подвиги, труды и свершения, а не быть реализованной самоцелью, достижением предмета его вожделений

Харьков же не был тем местом, где эти награды “раздавались”. Таким местом была Москва (а в Украине теперь – Киев), но для столицы мало было потрудиться, надо было еще и “быть на виду” – таковы уж были давно установившиеся законы, традиции в СССР( а теперь и в Украине) Кстати, коллега Я. Шифрина капитан Н. Моисеев, возглавлявший после войны учебный отдел в ХВАИВУ в пяти минутах ходьбы от артиллерийской академии, при первой же возможности перевелся в Москву и никаких проблем с академической карьерой не имел. Впоследствии он руководил разработкой теории “ядерной зимы”, принесшей ему мировую известность. Не хочу сказать в его адрес ни одного худого слова: академик Никита Моисеев был очень талантливым и порядочным человеком, но фактор столицы остается весьма существенным. Да тут уж ничего не поделаешь. Вообще, тема “научной провинции” – практически не поднятая целина для историка отечественной науки. Да и для просто историка.

Достигнув предельного для армии возраста (60 лет) и уволившись из армии в звании полковника в 1980 году, Я. С. Шифрин пришел в ХНУРЭ, называвшийся тогда ХИРЭ – Харьковский институт радиоэлектроники. Кафедры антенн и распространения радиоволн в то время в ХИРЭ не было. Цикл электродинамических дисциплин преподавался почему-то на кафедре радиоизмерений. Преподаватели кафедры тянули учебную нагрузку, но научная жизнь еле-еле теплилась. Почти все кафедральные антеннщики, пройдя аспирантуру, так и не защитили диссертации. Да и на радиофакультете в целом положение оставляло желать лучшего. За несколько лет Я. С. сумел разгрести кафедральные и факультетские завалы. Кандидатские диссертации защитили один за другим шесть человек. Сдвинулись с мертвой точки и защиты докторских на факультете. Но не менее важным было инициировать на кафедре настоящую серьезную науку. Поэтому помимо «своей» науки по СТА, Яков Соломонович приложил много усилий к тому, чтобы поддержать и резко поднять имевшиеся научные заделы. Он сформулировал и возглавил новое научное направление – антенны с нелинейными элементами (АНЭ). Эти антенны могут очень многое, в зависимости от типа нелинейности, присутствующей в них, потому что на своем выходе они порождают поле не только той частоты, которая на них упала, но и поля кратных частот. Интерес к АНЭ возник лет 40 тому назад, когда в радиотехнике появились новые задачи, без нелинейных антенн просто не решаемые. Такие антенны могут быть выпрямителями – преобразовывать энергию СВЧ-волн в энергию постоянного тока (так называемые ректенны, о них речь пойдет ниже). Могут быть умножителями частоты: принимая поле некоторой частоты, преобразовывать его в токи или поле кратной частоты. Они могут быть также смесителями полей, принимая некоторую сумму полей ряда частот и выдавая на выходе поля комбинационных частот, т.е. частот, равных суммам и разностям частот падающих на них волн. Есть очень интересная область радиотехники, называемая нелинейной радиолокацией. Дело в том, что обнаружению низколетящего самолета сильно мешает сигнал, отраженный от Земли, а если самолет сделан по стеллсовской технологии, то его на этом фоне обнаружить очень трудно. Но на самолете этом всегда есть антенны, а они обязательно имеют какие-то непредусмотренные нелинейности, которые создают, кроме поля основной частоты, еще и поле удвоенной частоты. И вот, обнаружению цели на этой частоте Земля уже не мешает, потому что в падающей, а значит, и в отраженной от Земли волне ее нет…

Есть у нелинейности антенны и неприятная сторона. Дело в том, что в реальных антеннах зачастую есть какие-то паразитные нелинейности и поэтому в излучении антенны присутствуют излучения нежелательных кратных частот, ухудшающие общую электромагнитную обстановку. Поэтому возникают задачи определения и минимизации паразитных излучений, тоже связанные с теорией АНЭ.

В сущности, под руководством проф. Шифрина и при его участии на кафедре была построена достаточно общая теория антенн с нелинейными элементами. Полученные результаты опубликованы в большом количестве статей, ряде депонированных монографий и в вышедшем в 1997 г. антенном справочнике
(изд. ИПРЖР,1997 г., гл.10).

Четвертое направление научной деятельности проф. Шифрина – это ФАРы – фазированные антенные решетки. ФАРы состоят из большого числа независимых элементов, амплитудой и фазой токов в которых можно управлять, формируя таким образом желаемую диаграмму направленности в очень широком диапазоне возможностей. Эту диаграмму (луч) можно быстро «качать» электрическими методами, «железо» при этом остается неподвижным. ФАРы – это очень сложные и дорогие системы. Поэтому при включении их надо обязательно определить их исходное реальное состояние – как говорят, провести их диагностику. Я. С. и его сотрудниками предложены два новых весьма перспективных метода диагностики ФАР, разработан оригинальный метод компенсации отказов части каналов ФАР и решен ряд других важных задач, примыкающих к проблеме диагностики ФАР.

Сам Яков Соломонович свое участие в работах по ФАРам не ставит на один уровень с работами по ДТР, СТА и АНЭ. «Да, - говорит он, имея в виду и своих учеников, - мы там многое сделали. Но все же не могу назвать наш вклад фунда- ментальным».

По собственной оценке Якова Соломоновича, самый большой и важный вклад его в науку – это создание и развитие статистической теории антенн. Именно за работы по СТА он был удостоен премии им. А. С. Попова АН СССР и избран действительным членом американского общества радиоинженеров. В обоих случаях с практически одинаковой формулировкой: «За работы в области СТА, внесшие фундаментальный вклад в теорию и технику антенн».

Но я – журналист, в значительной мере читательский, так сказать, угодник, а с этой точки зрения особый интерес для меня представляла проблема, к которой Шифрин имел непосредственное отношение. Это проблема БПЭ – беспроводной передачи энергии. Вот о ней и скажем немного подробней.

Первым осознал важность проблемы БПЭ великий изобретатель Никола Тесла, серб по происхождению. Он же и попытался первым ее решить с помощью изобретенного им резонансного трансформатора, известного сегодня как трансформатор Тесла. Для этого он строил огромные резонансные трансформаторы, помещая их в фантастические многодесятметровые башни с медными куполами, с которых соскакивали искусственные молнии. Ему удавалось поддерживать полноценное горение 200 ламп накаливания без проводов на расстоянии 42 км. Кпд его беспроводной линии передачи составлял всего 4%, но для начала неплохо было и это. Гораздо хуже было то, что по-настоящему адекватных технических средств для решения этой задачи во времена Тесла еще не существовало и созданы они тогда быть не могли.

Потом этой проблемой занимались разные люди. Заслуживают упоминания две фигуры. Во-первых, это конструктор ракетных двигателей академик Глушко, который пытался «приспособить» энергию Солнца для питания ракетоплана. Во-вторых, это профессор Киевского университета С.И. Тетельбаум, добившийся ощутимых результатов по беспроводной передаче энергии в разных диапазонах длин волн с хорошим кпд 40-60%. Это был 1945 год. Но ни работы Глушко, ни работы Тетельбаума продолжения не получили. Поэтому пионером практической разработки БПЭ СВЧ-лучом считается американец Вильям Браун. В 1964 году он продемонстрировал вертолет, висящий на высоте 10 км и питающийся с Земли СВЧ-лучом. Это был первый крупный эксперимент такого рода. Браун многое сделал в области БПЭ. Он рассматривал два аспекта этой проблемы. Первый – это передача энергии Солнца сверху вниз, и второй – передача преобразованной энергии снизу вверх. Он расчленил всю проблему на три части. Первая часть – это передающее устройство, создающее СВЧ-луч, вторая – это собственно СВЧ-луч, участок прохождения его, и третья – оконечная часть, т.е. устройство преобразования энергии принятого СВЧ-луча в энергию постоянного тока. Вот тут-то и выступают ректенны, предложенные тем же Брауном. Он оценил ориентировочно кпд всех трех частей системы.

А в 1968 году его друг Петер Глезер предложил первый проект солнечной космической электростанции, проработанный им во всех деталях. Согласно его проекту солнечная полупроводниковая батарея размером в 50 кв. км., расположенная на геостационарной орбите, вырабатывает электроэнергию и питает огромную фазированную антенную решетку диаметром порядка 1 км на частоте 2,45 ГГц. Созданный решеткой СВЧ-луч падает вниз на Землю и принимается ректенной с диаметром около 7 км, состоящей из нескольких миллиардов ректенн малых размеров, которые выпрямляют возбуждающиеся в них токи и отдают их в систему сбора энергии постоянного тока. Последняя питает двигатели постоянного тока. Эта система должна была вырабатывать мощность в 5 ГВт – примерно столько же, как и Красноярская ГЭС. Уже в то время не существовало никаких технических препятствий для реализации этого проекта. Поэтому вокруг него сразу возник бум, в первую очередь, конечно, у американцев. Были тщательно проработаны все детали, не только технические, но и вопросы экологии, влияние линии БПЭ на радиоастрономию, на связь, в общем – все-все-все. В начале 80-х годов американцы создали маленький макет системы и, убедившись, что реализация замысла Глезера обойдется более чем в 100 млрд. долларов, дело это надолго прикрыли. Но! Они-то прикрыли, но проектом и идеей БПЭ заинтересовались всерьез другие страны. Среди них Франция, Россия, Украина, и особенно – Япония.

«Ну, и мы тоже влезли в эти дела. – замечает Шифрин. – Почему мы решили, что этим надо заниматься? Во-первых, альтернативы столь чистой энергии, как солнечная, нет. Даже получение ядерной энергии сопряжено с возникновением разной гадости. Во-вторых, $100 млрд. – это не окончательная цена. Технологии не стоят на месте. Если в 60-е годы кпд полупроводниковых преобразователей составлял 8-12%, то сегодня он достиг 30-35%. Быстро развивается и радиоэлектроника, в частности, техника антенн. Все это приведет к качественному изменению стоимости проекта и сроков его реализации. А в-третьих, есть множество куда более скромных задач по линии БПЭ, приниматься за решение которых можно уже сегодня. Например, переброска энергии через болота или из энергоизбыточных районов в энергонедостаточные, обмен энергией между космическими объектами – там вообще маленькие расстояния. Все эти «мелкие» задачи не требуют 100 лет для своей реализации Они могут быть решены значительно быстрее. Надо заметить, что реализация упомянутых выше, да и других скромных проектов требует решения некоторых специфических задач. Так, в проекте Глезера положение передающей ФАР относительно наземной ректенны фиксировано. Космические же объекты сложным образом движутся друг относительно друга. Как это учесть? В силу трех отмеченных обстоятельств мы и стали активно заниматься проблемой БПЭ».

В 1994 году Шифриным с сотрудниками были представлены на антенную конференцию в Ницце (Франция) два солидных доклада. Один из них назывался «Антенны с нелинейными элементами». В нем излагались основы разработанной в ХНУРЭ общей теории таких антенн. Второй доклад был посвящен ректеннам, являющимся частным случаем АНЭ. Эти доклады были опубликованы в трудах конференции и получили высокую оценку специалистов. В частности, они попали в руки Глезеру. Глезер передал их Брауну (а это – фигура №1) и прислал Шифрину письмо с предложением сотрудничать. Я. С. ответил на это приглашением приехать с докладом в 1995 году на первую в СНГ антенную конференцию, организацией которой он в тот момент занимался, возрождая тем самым традиции прежних антенных конференций в СССР, организатором которых был глава советских антеннщиков чл-кор. АН СССР А. А. Пистолькорс. Глезер доклад прислал. А кроме того, он предложил Я.С. и его сотрудникам две вещи. Первая – написать большую обзорную статью о работах ХНУРЭ по БПЭ для издаваемого в США журнала по этой проблеме, а вторая – принять участие в написании международной книги по БПЭ. К сожалению, из-за пассивности сотрудников Я. С., странного недопонимания ими ценности предложений Глезера, они не были приняты. Я. С. с горечью называет это первой важной упущенной возможностью. Ведь уже в 1995 году Украина могла бы занять почетное место в международном разделении труда по этой проблематике и зафиксировать мировое лидерство ХНУРЭ в создании теории антенн с нелинейными элементами. В последующие годы были и другие упущения, о которых Яков Соломонович подробно рассказывать не захотел. Остановился лишь на одном. В 2002 году в Маастрихте проходила Генеральная ассамблея Международного радиосоюза, в рамках которой работала специальная секция по солнечным космическим электростанциям, на которую пригласили и проф. Шифрина с заказным обзорным докладом. К слову, в Маастрихте Я.С. Шифрину довелось прослушать доклад профессора Мацумото из Японии, занимающей сегодня лидирующее положение в реализации проекта Глезера. Сам Мацумото – крупный ученый и организатор науки, на протяжении ряда лет возглавлявший URSI – Международный радиотехнический союз – и его японское отделение. Он рассказал о японском сценарии реализации этого проекта, на который Япония возлагает большие надежды и в который она вкладывает большие деньги. Этот сценарий предполагает поэтапную реализацию проекта. В 2007-10 гг. в Космосе должна быть сгенерирована и передана на Землю мощность в 50 КВт, в 2012-15 гг. – 10 МВт. 2020-2025 – это годы реализации пилотного проекта мощностью 250 МВт, а в период с 2030 по 2040 должна быть сооружена уже коммерческая система мощностью 1 ГВт.

Яков Соломонович сделал обстоятельный доклад о работах ХНУРЭ по проблеме БПЭ. Этот доклад был высоко оценен присутствовавшими. Одним из важных результатов выступления Я. С. стали тесные контакты, завязавшиеся между ним и канадским специалистом по ректеннам А. Альденом. Однако из-за той же пассивности и удивительной медлительности сотрудников Я. С. это дело было погублено, хотя Альден прислал в ХНУРЭ много интересных материалов. Альден активно работал на американцев, разрабатывающих интереснейший летательный аппарат, получающий энергию по радиолучу с использованием крупной ректенной системы. Проф. Шифрин называет такой аппарат «радиолётом». Можно было выйти на этот крупный американский проект со сроком окончания в 2019 году и поучаствовать в нем. Очень жаль, но и эта интереснейшая возможность была упущена. Поэтому с 2003 года Я. С. от работ по БПЭ отошел. Однако интереса к этой проблеме он не потерял.

Вернемся, однако, к проекту Глезера, из-за его дороговизны давно ставшему научным долгостроем. В 2009 году, несмотря на истощающий госбюджеты кризис, японское правительство приняло решение о его финансировании. Японское космическое агентство JAXA занимается разработкой проекта с 1998 года, однако теперь к созданию солнечных панелей в космосе присоединились отобранные правительством крупные компании: NEC, Sharp, Mitsubishi Electric и Fujitsu. Несмотря на сопряженные с проектом колоссальные затраты, ученые из JAXA намерены довести его до реализации. Основной целью является создание дешевого электричества (предполагается, что мегаватт-час полученного из космоса будет стоить в шесть раз дешевле текущей средней цены) источника энергии. Для Японии, которая в существенной мере зависит от импорта углеводородов, создание подобных источников является первоочередной задачей.

Яков Соломонович уже вступил в возраст, обозначенный Виктором Шкловским грустными словами: «кончается старость». Увы.. И нечего лукавить, думая, что все еще впереди. Но если оглянуться, – жизнь-то прожита героическая. За такую жизнь не стыдно перед Богом и людьми. Так Геракл оглядывался с последнего порога: вон лежит поверженный Немейский лев, сверкают чистотой Авгиевы конюшни, Стимфалийские птицы больше не роняют на головы людей своих смертоносных перьев и яблоки Гесперид сверкают золотой кожурой.

Но точка в жизни все равно не поставлена. Есть люди, не ставящие ее никогда. Они, оптимисты, и не мыслят поставить для себя эту точку. Коллега Я. С. Шифрина профессор Б.З. Каценеленбаум, которого Я. С. в ноябре 2009 г.. поздравлял с 90-летием, метко заметил: «Таких, как мы с Вами, теперь принято называть не стариками, а долгожителями». И это правильно. В планах Якова Соломоновича - написание новых статей, проведение в 2010 году очередной научной конференции UWBUSIS-10 и, конечно, как и всю жизнь, помощь подрастающим молодым научным кадрам. Так что, пожелаем Якову Соломоновичу плодотворной пятой жизни, новых успехов в его многоплановой работе, крепкого здоровья, счастья и разных радостей, больших и малых.


Тэги: юбилей, Шифрин, антенна, нелинейная теория, радиолокация, солнечная электростанция 

среда, 21 апреля 2010 г.

Гуманная экономика

Капитализм с человеческим акцентом

В молодости, когда мы размышляем над житейскими идеалами и формируем их для себя, мало кому мечтается будущность, в которой он был бы бедным, больным и несчастным. Психически нормальный молодой человек просто обязан мыслить свое будущее безгранично богатым, здоровым и счастливым, а ограничения придут потом, когда придет осознание доступных возможностей, в частности, доступных способов приобретения личного богатства или хотя бы относительного благополучия.

В зрелом же возрасте проблема благополучия становится конкретной до безобразия и начинает занимать едва ли не центральное место в жизни человека. И чуть ли не у каждого есть целая философия благополучия. В обществе бытует множество «философий благополучия», посложней и попроще, повозвышенней и поприземленней, и вовсе гадкие, и т. д. Это сплетение идей, в соответствии с которыми люди решают проблемы своего благополучия, а точнее – доминирующие среди них – определяют общий облик общества и наше самочувствие в нем.

Ба! Знакомые лица!

Автор этих строк – уже ступивший на порог старости человек, хорошо помнящий жизнь в СССР. В этой стране далекой молодости существовала прослойка основательных людей, ездивших «за длинным рублем» - на север, на Дальний восток, в тайгу, нанимавшихся на рыболовецкие суда, в общем, туда, где за труд платили более-менее настоящие, деньги.

А еще были барды, ездившие в те же края «за туманом», и про все это писавшие песни. Одна из них начиналась так: «В промозглой мгле ледоход, ледолом. По мерзлой земле мы идем за теплом. За белым металлом, за синим углем, за синим углем – да за длинным рублем». Такова исходная декларация – «за длинным рублем». А дальше примерно такая окрошка: «Ровесник идет к рыбакам в невода, ровесника гонит под камни вода…» В общем, романтика – романтикой, и рубли – рублями, но ведь и тяжкий опасный труд, и, наконец, в последней строке перекликающийся с первой строфой вывод – «за синим углем – не за длинным рублем!». То есть, и за ним тоже, но все-таки  должен быть во всем этом и более высокий смысл, без которого рубли теряют цену. Нет оснований не доверять автору этих стихов – он не был представителем официального соцарта, никого и ничего не приукрашивал, и описал только то, что видел.

В той стране довелось мне однажды обучать физике одного очень богатого, еще молодого, но уже подошедшего к исходу молодости человека. Это был 32-летний удачливый золотоискатель, вполне легально занимавшийся золотодобычей, но бросивший старательский промысел и приехавший в Харьков поступать в Политехнический институт. Он мне говорил примерно такое: «Я мог бы купить все, что нужно мне, вам, всем людям в этом доме, и самый дом в придачу, если бы он продавался. Но когда я получил такую возможность, то понял, что смысла в ней немного. Нужно еще что-то». Это уже напоминает разбогатевшего Остапа Бендера, угощающего в поезде студентов чаем.  

Еще один предприниматель, с которым я сталкивался в те годы – мастер по пошиву мужских брюк Леонид Блейман. Шил он хорошо, можно сказать, - классно. Бывший флотский офицер, он купил у государства лицензию на право занятий этой деятельностью, и она доставляла ему основные средства к существованию. Позже это стало называться «индивидуальной трудовой деятельностью».

Еще был цеховик Юра, – одноклассник и друг детства жены, – толстый стриженый веселый человек, любивший быструю езду на «шестерке». Если его тормозил гаишник, он не останавливался, он притормаживал и на малом ходу протягивал через окно гаишнику сотню. Если гаишник не успевал сотню взять, Юра ее просто ронял. Нагнется, мол, и подберет.

У Юры был подпольный пошивочный цех и левые дела на одной из меховых фабрик – там шили дополнительный продукт за счет более рационального по сравнению с утвержденной технологией раскроя меха. Он как-то рассказал, что не один раз становился миллионером: «Но как только наберу миллион, менты мне – «иди сюда». Нет, не дочиста забирали, на жизнь, на ведение хозяйства оставляли… Но мои деньги умели считать не хуже меня».

Я бы и рад рассказать еще о предпринимателях страны Советов, но больше – нечего. Вот этим легким соприкосновением мое с ними знакомство тогда и ограничилось. Если не считать золотоискательства, где могла быть крупная легальная удача, предпринимательство было либо мелкой деятельностью типа шитья штанов, либо криминальным занятием.

Мораль сей басни

У меня не было и нет никаких моральных претензий ни к «шабашничеству», ни к золотоискательству, ни к шитью штанов. С Юрой сложнее. Он жил в постоянном конфликте с законом, и склонял к конфликту с ним и других. Однажды он очень потешно, в лицах, рассказал за столом, как он менял частный дом на квартиру (законом это было запрещено) и как водил по этому поводу председателя райисполкома в сауну с девочками. Потом председатель спросил его, как ему встретиться с этой «девочкой» еще раз. И услышал в ответ: «Николай Иванович, когда я опять буду менять квартиру, я ее для тебя позову. А пока… дорого очень, извини». И он на своем лице изобразил то разочарование, которое выразилось на лице Николая Ивановича. Было смешно, и даже очень. Однако же, и при наличии в Юрином образе жизни определенной криминальной составляющей, если отвлечься от растления председателей райисполкомов, ее продуктом был продаваемый товар, пользовавшийся спросом, т.е. вполне ощутимая общественная польза. Забегая вперед, скажу: в сущности, общество, осуждая (менты отбирали миллион!) его стремление к наживе, в то же время и поощряло его деятельность – те же менты не сажали его в тюрьму и «оставляли на жизнь и ведение хозяйства». Это была совершенно нормальная схема отношений, но ее реализация носила уродливый криминальный характер, когда даже положительная моральная оценка «выставлялась» человеку уголовно наказуемым способом.

Я хочу сказать, что в человеке одновременно присутствуют как высокие, так и низкие начала, и неправильно его только идеализировать, или только демонизировать. В массе своей люди не только стяжают для удовлетворения низких потребностей тела, они испытывают порывы и озарения, в них живет подспудное стремление к добру, и они скорее сделают что-то, что принесет им одобрение и благодарность окружающих, чем то, за что им придется расплачиваться их осуждением.

Пришествие «экономического человека»

Прошло 15-20 лет, и М. Горбачев объяснил с экрана телевизора, что реализованная в СССР социально-экономическая модель противоречит человеческой природе. Человек – он, знаете ли, существо экономическое. А еще через несколько лет за общим столом в ресторане большой донецкой гостиницы мэр Комсомольска-на Амуре (мы с ним еще жили – доживали последние оставшиеся месяцы – в одной стране), позируя перед коллегами-депутатами, высокомерно изрек: «Мы собирались построить светлое будущее, опираясь на лучшие свойства человеческой натуры, а оказалось, что это проще сделать, опираясь на худшие».

И что же? Массовое бегство из мира коммунистических иллюзий кончилось полной моральной опустошенностью и нравственной деградацией общества. Попытка уйти от лицемерия двойных норм привела не к новому этическому кодексу, олицетворявшемуся в советской публицистике образом "храма", а к механическому отсечению искусственно надуманной, - а вместе с нею и просто позитивной части – от прежней системы моральных норм и ценностей. И человек остался один на один с собственной алчностью, злобой, невежеством и эгоизмом. «Разумное, доброе, вечное» отброшено в сторону и втоптано в грязь. Это сделано якобы во имя рыночной экономики, осуществляемой, согласно марксистско-ленинскому мифу, жестокими, беспощадными, неразборчивыми в средствах стяжателями. И этот миф сформировал «нового экономического человека», не имея для себя никакой конкурирующей альтернативы.

Рыночная экономика, основанная на свободном предпринимательстве, способна привести к фантастически эффективной организации труда и обеспечивать даже изощренные потребности.  Однако есть свобода действий, и есть система мотивов, эти действия направляющих. И из-за различий в системе мотивов свобода в разных обществах может приводить к разным результатам. Дав свободу «худшим качествам человеческой натуры», наше общество получило, возможно, и наихудший результат. «Перестроечные» процессы освободили джина безудержной наживы, не наложив на него никакой епитимьи.


Юноше, обдумывающему житье

Я думаю, результат мог бы быть намного лучше, и хочу объяснить, почему. В той же молодости было мне на эту тему откровение. Оно пришло на страницах номера «Комсомольской правды», вынутого из ящика в дни, когда мир отмечал тридцатилетие плавания экспедиции Тура Хейердала на плоту «Кон-Тики». Её главный материал, полностью занимавший внутренний разворот, был посвящен жизни шестерых молодых норвежцев после их плавания на легендарном «Кон-тики». Судьба одного из них поразила меня до глубины души.

Молодой человек, плававший вместе с Туром Хейердалом на плоту «Кон-Тики», отправился потом в некое южноамериканское государство. Население его ощутимо страдало от нехватки мяса, имея огромные стада мясных животных: в этой жаркой стране не было холодильников. С небольшим стартовым капиталом бывший путешественник занялся созданием сети промышленных холодильников – и преуспел. Он развивал дело, выпуская акции, охотно приобретавшиеся населением, понимавшим и одобрявшим его затею. Она вывела страну из беды и обогатила своего автора, одновременно принеся ему и моральные дивиденды: он стал чуть ли не национальным героем.

На этом сюжете можно построить две совершенно разные повести. Герой первой - благородный, умный и самоотверженный человек, образец для подражания «юноше, обдумывающему житье». Герой второй – алчный  стяжатель, но... «тьмы низких истин нам дороже нас возвышающий обман». История его жизни открыла мне истину, о которой раньше я даже не догадывался: капитализм может быть очень не простым и очень разным явлением – и с человеческим лицом и с не очень. Все зависит от того, какие способы приобретения богатства поощряются, а какие осуждаются в данном обществе и государстве. Общество делает это, создавая произведения искусства – книги, кинофильмы и т. д., воспитывая в соответствующем духе детей и поддерживая должный уровень общественной морали, а государство – своими правовыми нормами. Конечно, невозможно достичь того, что этим нормам будет следовать все, но, вероятно, можно сделать их доминантными.

До развала СССР оставалась четверть века. Оставался и ноющий вопрос: а что, судьба молодого норвежца – случайное исключение из всеобщей зоологии? Может ли она становиться систематическим явлением, способным распространяться в обществе? Или это рудиментарный остаток чего-то из прошлого?

Именно по прошествии этой четверти века в Москве был наконец-то издан на русском языке фундаментальный труд Макса Вебера «Протестантская этика и дух капитализма».

Столкновение духов

Первым противником, с которым столкнулся рационалистический «дух капитализма» был традиционализм – нежелание людей менять что бы то ни было в привычном жизненном укладе. Когда первые предприниматели, понявшие ценность интенсификации хозяйства, попытались заинтересовать работников повышением расценок, они увидели, что производительность не растет, а падает: человек, привыкший жить, скажем, на 10 марок в неделю, выше заработка ценил безделие, и при повышении расценок начинал работать меньше. Тогда расценки стали снижать. Это давало нужный результат, но ненадолго – после некоторого роста производительность снова падает, но уже из-за физического истощения работников. За беспощадной эксплуатацией периода первоначального накопления, согласно Веберу, стоит не столько алчность «капиталистических акул», сколько их желание преодолеть косный дух средневекового традиционализма. Из этого конфликта, говорит Вебер, капитализм никогда не вышел бы победителем, если бы капиталистом-предпринимателем двигала лишь жажда наживы в чистом виде.

С точки зрения экономики описанная ситуация является безвыходной. Экономических решений, ведущих к ее преодолению, не существует. Поэтому мысль, будто формирование капиталистических отношений обусловлено процессами, протекающими в экономическом базисе общества, Вебер назвал наивной. Объяснение тому, что капитализм все же появился на свет, он нашел не в экономике, а в социологии.

Развитие капитализма начиналось в протестантских странах, но даже в католических государствах конца XIX века, изучая статистику вероисповедания, Вебер обнаружил, что в среде предпринимателей, квалифицированных рабочих и работников интеллектуальной сферы, обслуживающей капиталистический бизнес, протестанты составляют аномально высокую долю, не будучи большинством населения. Объяснение тому факту, что протестанты, в отличие от католиков, испытывают специфическую тягу к рациональной экономической деятельности, надлежало искать в устойчивом внутреннем своеобразии каждого вероисповедания.

Спасение души

Для средневекового европейца вечная загробная жизнь была не просто не менее реальной, чем собака на собственном подворье, она представлялась куда более значительной и важной по сравнению с кратким мигом земного бытия. Спасшаяся душа обретет в ней Божью благодать и попадет в рай. Не спасшаяся – будет гореть в геенне огненной.

Поэтому спасение души было высшей ценностью. Мысли о потустороннем мире заполняли жизнь христианина, а от допущения к причастию зависело его социальное положение. Современный человек не может даже приблизительно составить себе представление о той роли, которую играл священник, снимавший состояние аффекта, вызванное религиозным страхом, в жизни человека средневековья. Движущие религиозные идеи, накладываясь на практику повседневной мирской жизни, формировали ее решающим образом. Церковь делала это, указывая средства к спасению души. Их можно разбить на две категории.

Первая – это средства, связанные с повседневной мирской жизнью верующего: соблюдение заповедей, благотворительность и т.д. Они не являются такими уж обязательными. И заповеди можно нарушать, и благотворительствовать лишь изредка. Эта необязательность обеспечивалась институтом исповеди, покаяния и отпущения грехов.

Вторая категория включает в себя действия, совершаемые в обязательном порядке, такие, как молитвы, участие в религиозных церемониях, исповедь и т.д. Все это – действия, вполне аналогичные колдовству или шаманству и не имеющие связи с повседневной деятельностью.

Поэтому в католичестве мирские дала считались помехой к спасению души, а идеалом, достигаемым лишь наиболее страстными и глубокими натурами, было монашество. Производительность труда была низкой, и все произведенное направлялось на потребление, весьма, впрочем, неравномерное. Капитал как производительная сила не был известен, зато было хорошо известно богатство, наживаемое путем его перераспределения. На этом фоне требование уравнительной справедливости звучало, как единственно гуманное. Характеризуя отношение к богатству в докапиталистическом мире, Макс Вебер написал: «…концепция наживы как самоцели, как «призвания» противоречит нравственным воззрениям целых эпох». Аналогичная оценка содержится во всех этических воззрениях докапиталистических эпох.

Как спасать душу?

Внутри самого христианства не существовало единой точки зрения на то, как надо правильно спасать душу. Практически единственный его источник – Библия – создавался на протяжении многих веков, если не тысячелетий, различными авторами и, естественно, полон противоречий и мест, допускающих свободу толкования. Делая акценты на различных текстах и толкованиях, можно получать все новые и новые версии христианства.

В Европе и Англии ХVI века получили широкое распространение протестантские ереси, делавшие упор на ветхозаветные тексты Библии и требовавшие от повседневной жизни соответствия аскетическому идеалу. Общественное движение, духовным лидером которого был Мартин Лютер, требовало церковной реформы. Под его давлением протестантизм в ряде стран был признан официально. XVI век вошел в историю как век Реформации, значение которой выходит далеко за рамки церкви.

Лютер

В отличие от католицизма протестантизм связал задачу спасения души с повседневной жизнью и тем изменил тип поведения большого числа людей. Работая над новым переводом одной из книг Ветхого Завета (Книги Иова), Мартин Лютер использовал для обозначения профессиональных занятий человека немецкое слово Beruf, имеющее два смысла. Один из них – это профессия, а второй, более сложный – задача, порученная человеку Богом. Это был сознательный шаг, ибо Лютер считал, что именно такая трактовка профессиональных занятий соответствует духу Ветхого Завета. Фактически он создал новое понятие и наполнил новым смыслом профессиональную жизнь своих последователей в вере.

Согласно учению Лютера, доведенному до логического конца последующими вождями протестантизма, спасение души зависит не от внешнего благочестия, а от ежедневного упорного труда и самосовершенствования христианина: «Не бездействие и наслаждение, а лишь деятельность служит приумножению славы Господней, согласно недвусмысленно выраженной воле Его. Следовательно, главным и самым тяжелым грехом является бесполезная трата времени».


Кальвин

Дальнейшее развитие лютеровский протестантизм получил в учениях Жана Кальвина и лидеров близких к кальвинизму течений (методизм, квакерство, пиетизм, баптизм и т.д.) Согласно их учению, спасение души вообще не зависит от земных дел верующего и даже от его принадлежности к церкви (хотя вне истинной церкви спасения тоже нет), ибо всеведущий Бог еще до начала времен предопределил, кому быть спасенным, а кому – нет.

Кальвинистский Бог – не добрый старенький Бог-отец, умиляющийся возвращению блудного сына, а непостижимое трансцендентное существо, от века предопределившее движение каждой мельчайшей песчинки во Вселенной, не знающее ни жалости, ни сострадания. Тот, кто ему подчинен, должен, прежде всего, ощущать неслыханное внутреннее одиночество и, бредя навстречу предначертанной судьбе, не может рассчитывать ни на кого, даже на своего страшного Бога, в непроницаемой тайне хранящего ее окончательное разрешение.

Кальвинист вынужден жить в постоянном внутреннем напряжении, не зная ответа на вопрос, избран ли он к спасению, или же принадлежит к отверженной Богом касте обреченных на вечные муки. Прямого ответа на него он не может получить в принципе. Но он может, как во внутренних своих ощущениях, так и в жизни, искать намеки на избранность, косвенные ее свидетельства. Почувствовать избранность можно, как отмечал Вебер, ощущая себя либо сосудом Бога, либо Его орудием. Первый способ определяет мистически эмоциональный тип религиозной культуры, а второй - аскетически деятельный. Поэтому отсутствие уверенности в спасении в форме точного знания становится несущественным, если известны пути достижения нужного душевного состояния. Указывая эти пути, кальвинизм, с одной стороны, избегает пессимистически фаталистического мироощущения, а с другой - предопределяет изумительный тип социальной организации, сумевшей героическим трудом нескольких поколений подвижников создать индустриальное общество.

Для достижения этого состояния кальвинизм предписывал человеку активно искать дело, которое он будет исполнять с наибольшей охотой и отдачей, и служить этому делу с религиозным фанатизмом, добиваясь чувств внутренней удовлетворенности и глубокого покоя, характерных для душевного состояния преуспевавших в земных трудах ветхозаветных патриархов. Ведь согласно Ветхому Завету, Бог еще в этой жизни посылал своим избранникам успех и богатство, поэтому стремиться к ним не только не грешно, но и похвально, ибо и то и другое есть приметы избранности. Однако богатство остается предметом осуждения, если оно накапливается без осмысленной пользы, для получения от жизни излишних благ.

Изменив таким образом отношение к труду и дифференцировав отношение к богатству, протестантизм изменил поведение огромных масс людей. Они стали трудиться намного больше непосредственно необходимого и систематически накапливать богатство, что позволило им заметить его производительную силу и научиться ею пользоваться.

После протестантизма

Конечно, суровый дух аскетического протестантизма не мог сохраняться сколь угодно долго. Его жесткие принципы размывались искусами возрастающего богатства и уходили в прошлое. Что же касается основных черт воспитанного им поведения, то они стали закрепившейся нормой, ибо созданная в аскетическую эпоху возможность высокого уровня потребления за счет интенсивного труда сама по себе превратилась в обосновывающую их ценность.  

Это повторилось в истории  еще раз – в варианте кошмара – когда СССР, опять-таки вопреки законам экономики, поднимался с экономического дна до статуса первоклассной мировой державы героическим трудом беспощадно замордовываемых жертв ГУЛАГа, да и всего населения. Коммунизм, как этический идеал, во многом пересекается с протестантской этикой, однако он слишком много от человека требует ради будущего и слишком мало ему дает в настоящем, а это катастрофично при абсолютном материализме и атеизме.

Крах коммунизма обусловлен не только его экономической несостоятельностью, но и ущербностью его сугубо материалистической философии, отвергающей точку зрения идеализма, как несовместимую с природой и с человеком. В действительности же эти две философские концепции дополнительны друг к другу, как две комплементарные цепи в молекуле ДНК. Как яйцо и курица, которая не только несет яйца, но и появляется на свет из яйца. Мы строим бытие по тем чертежам, которые предоставляет нам наше сознание, и это бытие определяет сознание наших детей, которые, в свою очередь, создадут бытие для внуков. Не сохранив коммунизм в качестве (откорректированного) позитивного этического идеала, невозможно рассчитывать на сколько-нибудь оптимистическую перспективу. Даже такой яростный антикоммунист, как Збигнев Бжезинский, полагал, что отказ от него равносилен духовному самоубийству человечества.

Добиться благоденствия для всех живущих – задача внутренне противоречивая, но это не значит, что она никак не решается. Опыт создания технических устройств показывает, что люди вообще склонны ставить перед собой внутренне противоречивые, в идеале недостижимые цели, именно поэтому в природе не реализовавшиеся. Только человек оказывается в состоянии их реализовать, навязывая косной природе удовлетворительный компромисс противоречий.

Что касается автора этих строк, я верю, что предпринимательская экономика в принципе может стать основой прекрасного общества, описанного в книгах братьев Стругацких. Но обязательное условие для этого – возвращение в понятие «благо» его духовной составляющей – идеалов служения высоким целям. Науке, искусству, обществу. По-видимому, человеческий мир устроен так, что его устойчивое существование невозможно без сильной альтруистической компоненты, и, как представляется автору, новейшие гуманитарные исследования, опирающиеся на математические методы, дают, конечно, не строгие доказательства тому, но, по крайней мере, многочисленные намеки на них.

Я, кстати сказать, прекрасно понимаю, каким кричаще розовым социальным идеализмом выглядит в Украине и высказанная выше моя вера в будущее, и вся эта статья. Но она и относится не к Украине, или, по крайней мере – не к сегодняшней Украине. Есть куда более пристойные государства и куда более достойные общества, с которых, возможно, именно на этом пути начнется преодоление нынешнего глобального кризиса, представляющего собой, возможно, не только кризис глобальной финансовой системы, но и кризис господствующей системы ценностей.

В 1998 году профессор экономики и менеджмента Массачусетского технологического института Лестер Тароу выпустил книгу «Будущее капитализма», в которой он исследовал глобализованный капитализм, каким он стал уже после распада СССР. В ней он, в частности, написал: «Не имея в своем распоряжении иной руководящей идеи, кроме неуемного стремления к наживе, вся экономическая мощь системы может некогда обратиться в разрушительную силу, способную изнутри подорвать ее стабильность и создать в мире растущий экономический дисбаланс». Сейчас эти слова воспринимаются как сбывшееся пророчество.


Разница в способах приобретения богатства имеет абсолютный, а не относительный, характер и именно она лежит в основе моральной оценки, даваемой цивилизованным обществом деятельности индивида. Как бы нам ни казалось это странным, в мире существуют вещи, представляющие собой высокую ценность и в то же время недостижимые нравственным образом в качестве непосредственных генеральных целей. Таково, например, научное открытие. Нобелевская премия. Звание Героя. Это – награды за подвижничество.

То же самое относится и к личному богатству: когда оно выступает как вознаграждение за деятельность во благо других, оно нормально и оправдано. Следование этому правилу обеспечивает многообразные положительные обратные связи, обусловливающие успех и продуктивность совместной деятельности.

Таков идеальный тип «классического капитализма», теоретиком и певцом которого был Макс Вебер. Разумеется, он не встречается в чистом виде. Реальные социально-экономические отношения могут находиться лишь в большем или меньшем соответствии с этим умозрительным идеалом. Преобладание же «тупого стяжательства» приводит к возникновению отрицательных обратных связей, ведущих к нарастанию взаимного недоверия и социального дискомфорта, конфронтации между людьми, разрушению связывающих их отношений и к затуханию продуктивной деятельности. Народ, в активной части которого доминирует «тупое стяжательство», обречен на массовую нищету, над которой возвышаются огороженные охранной сигнализацией оазисы богатства.

Валерий Тырнов

Тэги: капитализм, религия, спасение души, протестантизм, Мартин Лютер, Реформация, награда

понедельник, 19 апреля 2010 г.

«Зеленая» кампания не туда «спустила собак»


Вегетарианцы погубят планету
http://gazeta.ru/science/2010/03/23_kz_3341833.shtml

ТЕКСТ: София Нескучная


Сокращение потребления мяса и продуктов животноводства вовсе не приведет к сокращению выбросов и уменьшению парникового эффекта, пишет The Daily Mail со ссылкой на исследование ученых из Университета Калифорнии.

Призывы есть меньше мяса (к которым присоединились и публичные фигуры, например, Пол Маккартни и Гвинет Пэлтроу) прозвучали в весьма «раздутом» отчете ООН, который связывал поголовье домашнего скота с глобальным потеплением.

Специалист по качеству воздуха Франк Митлоунер считает, что «зеленая» кампания «спустила собак» совсем не в том направлении.

В ходе производства мяса и молока выделяется куда меньше парниковых газов, чем говорилось в отчете ООН, а сокращение производства таких важных продуктов питания только спровоцирует голод, и без того свирепствующий в странах третьего мира.

Данные отчета ООН о том, что сельское хозяйство «выделяет 18% всех парниковых газов – больше, чем транспорт», не соответствуют действительности и не являются научными, так как были рассчитаны необъективно.

Для улучшения условий окружающей среды нужно не сократить объем сельскохозяйственной продукции, а сделать ее производство более эффективным. Вегетарианство в этом никак помочь не может.

Ранее отчет ООН критиковали уже не раз, в частности, за неверный прогноз исчезновения ледового щита Гималаев.

Гасите свет на ночь

Использование света ночью может привести к возникновению рака
http://www.rian.ru/science/20100413/221740501.html

Ученые из Лестерского (Leicester University) и Хайфского Университетов (University of Haifa) установили, что привычка спать при свете ночью может иметь пагубные последствия, а именно, приводить к появлению раковых заболеваний, сообщает The Daily Mail.

Стоит отметить, что это далеко не первое исследование, приводящее к подобным результатам. Ранее было установлено, что люди, работающие по ночам при электрическом свете, больше подвержены риску развития рака груди и рака простаты.

На данный момент исследователи уверены, что даже кратковременное воздействие искусственного света может крайне негативно сказаться на здоровье. Ученые объясняют это тем, что, когда ночью включается свет, в клетке нарушается механизм деления, что и может, в свою очередь, привести к возникновению рака.

Подобные данные были получены в ходе ряда экспериментов на мышах. Грызунов разделяли на две группы: одну держали в полной темноте, а другим на час включали электрический свет. Затем исследователи сравнивали активность клеток мозга мышей в обеих группах. Оказалось, что мыши, подвергавшиеся воздействию света, имели изменения в клетках мозга, которые ответственны за «суточные часы» организма и обеспечивают его нормальное функционирование.

Доктор Рейчел Бель-Шломо (Dr Rachel Ben-Shlomo) из Хайфского Университета заявила, что свет ночью лучше вообще не использовать: «Я считаю, что включение любого искусственного освещения ночью действует на внутренние часы, а это очень чувствительный механизм. Если ночью вам необходимо встать, то лучше использовать источники света, которые не горят ярко».

Материал подготовлен интернет-редакцией www.rian.ru на основе информации открытых источников

Тэги: деление клетки, свет, рак, внутренние часы 

воскресенье, 18 апреля 2010 г.

Мы должны научиться жить в ладу со своими генами

Дети ХХI века

Слова «ребенок Индиго» впервые я услышал довольно много лет тому назад по отношению к собственному сыну. «Да он у вас – Индиго!» - воскликнула одна знакомая, впервые взглянув на этот вечный двигатель – вечный прыгатель.

Я прошу прощения за довольно длинную цитату из неподписанной статьи, опубликованной сайтом http://deti.mail.ru/ со ссылкой на журнал «Office Magazine», но более краткого способа ввести читателя в курс дела, я, к сожалению, не придумал. Итак:

«Дети Индиго — термин, впервые использованный американским экстрасенсом и синестетиком Нэнси Энн Тэпп в 1982 году в книге «Как разобраться в жизни с помощью цвета». Тэпп утверждает, что способна видеть ауру вокруг человека и, приблизительно в конце 70-х, начала замечать множество детей, которые рождены с аурой цвета индиго.

Согласно первоначальному определению, индиго — это цвет ауры нового поколения людей, отличающегося многочисленными талантами, высоко развитой интуицией, чувствительностью к энергетике и знаменующего собой новый виток эволюции человечества.

Дети Индиго — это не просто дети с необычным цветом ауры, это в первую очередь неординарные дети, которые буквально всем отличаются от обычного представления о детях. С малого возраста они рассуждают о судьбах мира, проявляют уникальные феномены и таланты, отличаются от других необычной линией поведения, обладают уникальными лидерскими качествами, в результате чего отвергают все шаблоны воспитания. Одним из известных примеров ребенка Индиго является мальчик, в 5 лет освоивший весь мировой репертуар произведений для скрипки и в том же возрасте выступавший с оркестром уже взрослых музыкантов в качестве первой скрипки».

Похожих статей в СМИ – воз и маленькая тележка. Их, мягко говоря, не вполне научный характер достаточно очевиден. Но, как говорится, дыма без огня не бывает, и поиски «огня» привели меня в кабинет директора Украинского института клинической генетики члена-корреспондента АМН Украины Елены Яковлевны Гречаниной. И состоялся между нами такой разговор:

- Елена Яковлевна, расскажите, пожалуйста, о детях Индиго.

- О «детях Индиго» я ничего не могу сказать. Тема эта сильно мифологизирована, и я просто не знаю, что это такое. Я же могу говорить о том, как меняется человек на протяжении последних 50 лет. Приходит новое поколение. Оно иное, чем прежнее. Иначе и не могло быть, т.к. эволюционные процессы совершаются помимо нашей воли, но результаты активной человеческой деятельности на них, безусловно, влияют. Нам посчастливилось жить в эпоху, когда совершаются глобальные открытия, равные по силе влияния на жизнь открытиям теории относительности, строения солнечной системы, расщеплению атома. Таким открытиям, в частности, стало и проникновение в тайну генома, его анатомическое строение и начало познания чрезвычайно важной вещи – как работает геном. С этих позиций я смотрю на то, как меняется человечество, мой народ, мой город и моя страна. Дети нового поколения, безусловно, талантливы, самостоятельны, широко образованы, прагматичны и менее лиричны, чем предыдущие их сверстники. С ними интересно, они требуют уважения к себе, восприятия себя как личности, достойной уважения. Это хороший урок нам – родителям, которые в свое время ощутили на себе угнетающий смысл альтернативного отношения. Уже этого одного было достаточно, чтобы мы не поняли биологическое и социальное значение своей индивидуальности. Мы ели как все, одевались как все, думали как все. Не исключено, что на том этапе развития мироздания это было зачем-то нужно… Но, безусловно, дети нынешнего поколения выиграли у нас свои особенности Индиго – цвета надежды, силы, веры. У нас не достает системных познаний, чтобы оценить у этих детей соотносительное значение причин их «индигости» - наследственных и воспитательных. Поэтому сегодня мы можем говорить с уверенностью только о некоторых биологических (клинических и лабораторных) отличиях нового поколения. Оно пришло. Мы должны это отметить, изучать и постараться понять, чтобы избавить себя и детей от конфликта, преодоление которого в большей степени зависит от нас. Пришло новое поколение…

- Давно ли это случилось?

- Я думаю, это произошло целое поколение назад, двадцать лет тому назад, а не сегодня и не вчера. У меня в результате профессиональной деятельности сложилось впечатление, что мы попали в новый виток эволюции, в котором мироздание пытается нас сохранить. Под воздействием тех внешних факторов, которые мы сами сформировали, происходят изменения в нас самих: меняется наш внешний вид, меняются наши болезни. Если раньше мы к распространенным болезням относили инфаркты, инсульты, язвенную болезнь, гипертонию и так далее, то теперь в дополнение к этим болезням (которые тоже очень сильно изменились) возросла частота болезней, которые раньше встречались крайне редко (имели частоту один на триста тысяч, один на миллион). И вдруг они стали встречаться все чаще и чаще. Всемирная организация здравоохранения в 1999 году официально заявила, что будущее медицины – редкие наследственные болезни. Еще один примечательный фактор отсутствия у людей познания самих себя – мы стали умирать несвоевременно, появилась нетрадиционная смертность: от инсультов и инфарктов люди умирают в раннем возрасте. Это - возраст надежд и мудрости - тридцать-сорок-пятьдесят. И даже в детском возрасте. Ну, кто раньше мог себе представить, что новорожденный умирает от инсульта или становится инвалидом на всю жизнь из-за постоянно повторяющегося тромбоза сосудов головного мозга? А теперь это реальность.

Сегодня в структуре детской смертности первое место занимают так называемые перинатальные причины, то есть, причины, которые – так или иначе – связаны с беременностью и родами. Так уж сформировали это понятие. Однако две трети этих причин связаны все-таки не с родами самими по себе, а с генетикой, с наследственностью, которую несет ребенок. Нам удалось установить, что во многих случаях, так называемый родовой травматизм, заложен в строении еще неродившегося самого ребенка, как проявление наследственной патологии, с которой ребенок может жить, развиваться, адекватно чувствовать себя в обществе, если ему еще до рождения будет установлен точный диагноз. Сегодня это уже можно сделать, нужны лишь новые знания, внимание, любовь всех тех, кто увидит малыша до рождения и окажет ему адекватную помощь.

Мы-то ведь долго считали, что геном – очень консервативная и чрезвычайно хорошо защищенная от случайных превратностей вещь. А оказалось, что это далеко не так. Во-первых, потому, что кроме генома в ядре клетки, есть еще и геном в митохондриях. А митохондрии – не что иное, как бактериальные клетки, которые вселились еще миллиарды лет тому назад в наших далеких предшественников в эволюционной цепи. Они стали неотъемлемой частью нашего организма в качестве его энергостанций, в которых высвобождается энергия, запасенная в веществе, называющемся аденозинтрифосфатом и более известном по аббревиатуре АТФ.

Эти новые представления очень сильно изменили саму генетическую науку. Дальновидные люди давно прогнозировали, что генетика очень сильно изменится. Мутации, формирующие будущее вида, так или иначе, оказываются связанными с тем, в каких условиях мы оказываемся. В свое время меня потрясло, когда мы обнаружили, что 57% украинцев являются носителями полиморфных генов – генов предрасположенности к нарушению строения и работы сосудов, к опухолям кишечника, груди, к порокам развития центральной нервной системы и тяжелых неврологических заболевания. Гены предрасположенности не обязательно должны проявиться у человека. Они работают лишь в том случае, когда внешние или внутренние факторы дестабилизируют стройную систему деятельности нашей генетической информации. Такое широкое распространение этих полиморфных генов было подтверждено нашими клиническими наблюдениями. Возникло естественное желание оказать помощь каждому пациенту и всем, кто живет рядом с нами, предупредив переход полиморфных генов в «нападение». Для этого нужно было знать причину такого широкого распространения полиморфных генов – одного из ключевых химических циклов в организме, так называемого фолатного цикла. Существует гипотеза (и мы ее разделяем), что в геноме человека оставили след грандиозные человеческие беды многих веков – голод и войны. Они оказали значительное генетическое влияние на то, какими мы стали сегодня. Генетики отметили связь двух явлений: с одной стороны, это ранняя смертность от сосудистых и онкологических заболеваний, а с другой стороны – изменение нашей генетической конституции. Речь идет о более частом появлении полиморфных генов. Они контролируют многие признаки и имеют адаптивный характер – в зависимости от того, в каких условиях они оказываются, они по-разному служат человеку. Так вот оказалось, что во время голода умирают те люди, которым для того, чтобы жить, надо очень много белковой пищи, а именно ее во время голода сильно недоставало. Остались (и расплодились) те, кому для жизни не надо было большого количества белка. Они стали передавать этот признак из поколения в поколения с высокой степенью наследования. С другой же стороны, существовали традиционные представления о структуре питания, сколько и чего должен есть человек в норме. Поэтому, когда начался послевоенный рост благосостояния, белковая нагрузка на организм существенно возросла, а тех элементов, которые обеспечивали усвоение таких количеств белка, в организме уже не было. Начались патологические изменения в стенках сосудов, участились нейродегенеративные заболевания. Широкое распространение получили болезни, связанные с дефицитом фолатного цикла.

- Что такое фолатный цикл?

- В нашем организме есть несколько чрезвычайно важных замкнутых биохимических процессов, без которых он не может существовать. Цикл Кребса, иначе называемый циклом лимонной кислоты, реализуется в митохондриях и снабжает организм энергетическими ресурсами. Фолатный цикл (название его происходит от названия фолиевой кислоты и ее производных - фолатов) связан с такой незаменимой аминокислотой (она не синтезируется организмом и должна поступать извне – с пищей, ее, кстати сказать, много в твороге, говядине, гречке, пшене), как метионин. Метионин является донором метильных групп, тех химических структур, которые принимают самое активное участие во «включении» и «выключении» генной активности. В процессе обмена метионина есть 2 пути – прямого его преобразования в цистин и обратного его преобразования (реметилирования) из промежуточного продукта – гомоцистеина в метионин. Метионин функционально – наш главный антиоксидант, защищающий нас от свободных радикалов как в содружестве с митохондриальной мембраной, так и с одной из «лабораторий» клетки. Свободные же радикалы ответственны, например, за порчу мяса и масла, и в организме они играют такую же злую роль. Если метионина мало, мы теряем наши адаптивные возможности вследствие гипометилирования генома, если его много, мы их тоже теряем, но другим способом – развитием гиперметилирования. Метилирование является инструментом, обеспечивающим активность функционирования генома и относится к категории эпигенетических факторов. Эпигенетика означает модификацию генной экспрессии, обусловленную наследственными, но потенциально обратимыми изменениями в структуре хроматина и\ или в результате метилирования ДНК. Адаптивные процессы, т.е. процессы приспособления, идут как раз через включение-выключение генов. Поэтому нарушения фолатного цикла, имеющие, казалось бы, сравнительно простую химическую природу, на самом деле представляют собой широкий спектр нарушений на генном уровне, потому что они расстраивают нормальную работу генома. Отсюда – множество тонких, трудно поддающихся не только лечению, но и диагностике, патологий, особенно – патологий обмена веществ, беременности и т.д. Раньше не было таких масштабных и стремительных изменений в окружающей среде, и эпигенетическая изменчивость молчала. Теперь она заговорила.

Представления об эпигенетической изменчивости получили большое развитие в работах нашего, увы, уже покойного, соотечественника – Сергея Назаренко. Оказалось, что мы, славяне, – Украина, Россия, да и не только мы, еще и Европа, – попадаем под эту особенность. Мы с американскими коллегами интересовались, много ли людей страдает у нас дефицитом фолатного цикла, и оказалось, что 57% украинцев несут в себе ген предрасположенности к нему. Вот как нам аукнулись годы войн, голода и разрухи.

- Что это все означает с точки зрения повседневной жизни обычных людей и медицинской клинической практики?

- Наша практическая работа связана именно с этими последними достижениями молекулярной генетики. И, что особенно приятно, мы часто оказываемся способными не только установить причины серьезнейших нарушений, но и скорректировать их. Например, существует целый ряд заболеваний, проявляющих себя как психические болезни, которые на самом деле к психике имеют опосредованное отношение и связаны с нарушениями обмена веществ. Бывает так, что человеку ставят диагноз «шизофрения» и назначают нейролептики, а они ему не только не нужны, но и крайне вредны – а нужно ему соответствующее питание и специфические витамины. Когда-то один известный харьковский психиатр сказал мне «вы докажите, что шизофрения материальна», и я безумно горжусь тем, что мне удалось это сделать. И если я в прошлом году говорила в лекциях, что наследственных болезней обмена существует 10 тысяч, то сегодня я уже говорю, что их – 55 тысяч. Это не я их нашла, это – результат опыта Всемирной ассоциации метаболических нарушений, членом которой я являюсь. В Харькове появилась возможность открытия, на базе нашего Института, Метаболического центра, т.к. выросли специалисты, а Администрация обеспечила нас достойной аппаратурой. Сегодня мы делаем более 120 анализов из одного образца крови. Делаем бесплатно и очень надеемся, что этот новейший метод сможем сохранить в такой степени доступности, невзирая ни на какие кризисы, т.к. доступность современных технологий для каждого харьковчанина и жителя области должна быть обеспечена государством. Это наши приоритеты. Государство должно оценить это адекватно. Наше Харьковское «государство», к нашему счастью, это понимает.

- Правильно ли я понимаю, что человеческая природа действительно меняется, а последние достижения генетики позволяют теоретически осмысливать происходящие перемены, в том числе и с детьми?

- Если мы сами так сильно изменились, то, конечно же, изменились и наши дети. Наряду с большим числом талантливых и одаренных детей, прагматичных и одухотворенных одновременно, с высоким уровнем познания кибернетики, есть и такие, кому крайне необходима самая современная гуманная генетическая помощь. Среди них появилось большое количество детей с аутичным (аутизм – это замкнутость, обращенность ребенка внутрь себя) поведением. Это – колоссальная проблема. Аутизм в разной степени выражен, но его много. А с другой стороны – появляются дети расторможенные, с огромной двигательной активностью при дефиците внимания. Раньше такого не было. Сегодня это отдельный синдром. Для его лечения мы пытались применить препараты, разработанные нашим коллегой из Америки Рубеном Маталоном, Почетным профессором ХНМУ. Это комплекс аминокислот, который изготовили в Дании. В некоторых случаях мы наблюдали позитивный эффект, даже резко позитивный эффект – ребенок менялся буквально на глазах – за две недели он становился совершенно другим – в школе, дома, в общении. Но! Это же все очень индивидуально! Если раньше мы видели группу, класс, то сейчас групп нет – есть собрания индивидуальностей, к каждой из которых надо подходить со своей меркой, своим диагнозом и своими лекарствами.

Мы часто говорим о том, что распространились такие тяжелые пороки, как наркомания, употребление суррогатных спиртных напитков, «лонгеров» всяких и т.д., и все это нарастает. Откуда это? Я иногда задумываюсь: а ведь никто не дал этому обоснования, почему это произошло с целой популяцией – ведь это не только наша проблема, у нее глобальный масштаб – изменились дети везде. Безусловно, это связано с геномом, с функцией генома, с его состоянием. Еще в 1999 году Всемирная Организация Здравоохранения абсолютно официально заявила, что исследования ученых последних десятилетий дают возможность убедиться в том, что основой психического, соматического, репродуктивного здоровья является здоровье генома. Поэтому, когда я разговариваю с учителями, я им говорю: если у вас появился ребенок с проблемами, не надо загонять его в угол – двоечник, мол, и все такое, лучше пришлите его к нам на консультацию, и мы поймем, в чем дело. Да, я не знаю, что такое «дети Индиго». Все, что я читала по этому поводу, кажется мне неубедительным. Но я знаю точно, что дети изменились. Да, появилось много талантливых детей. И это я знаю точно, и знаю – отчего. Все дети, которые являются носителями полиморфных генов фолатного цикла – это все люди, интеллектуально высокоразвитые. И несмотря на то, что у них иногда нарушены функции тромбообразования, функции отдельных органов и систем, они живут долго. Но многие могут рано умирать от инсультов и инфарктов. По-видимому, многие патологические процессы зависят от внешних условий, и это для полиморфных генов естественно.

Я не хотела бы оставить впечатление о биологической обусловленности происходящих процессов, хотя, как генетик, я считаю, что в основе здоровья лежит здоровье геномное. Это так, но оно подвержено внешнесредовому воздействию, и для того, чтобы заговорила наша генетическая структура, сегодня четко очерчены четыре стимулирующих момента: инфекция, стресс, операция, травма. Когда человек получает хотя бы одно из этих мощных воздействий, вредные гены проявляют себя той или иной проблемой. Реализация любой генетической предрасположенности происходит под влиянием факторов внешней среды. Сегодня появилось новое понятие – понятие эпигенетических болезней, т.е. болезней, являющихся результатом несогласованного воздействия разных факторов внешней среды, и все чаще их виновником становится применение большого количества разных лекарств одновременно, сегодня это одна из очень серьезных проблем. Еще одна проблема – это, когда мы попадаем под любое мощное внешнее воздействие, требующее расходования большого количества метильных групп. Тогда возникает проблема гипометилирования. Раковую проблему в связи с этим надо назвать в первую очередь. Рак толстого кишечника, рак груди – они часто связаны со слабостью фолатного цикла, об этом красноречиво свидетельствуют родословные, анализ которых по своему значению для диагностики приближается к молекулярному анализу. Если мы видим в родословной инфаркты, инсульты, психические заболевания, рак толстого кишечника, пороки развития лица или центральной нервной системы, можно, не делая молекулярного анализа, уверенно сказать, что здесь есть нарушения обмена метионина, дефицит фолатного цикла и нарушения метилирования.

Все это не может не сказаться на характере наших детей. Вы знаете, я бы создала специальный Клуб для талантливых детей, незаметно наблюдала бы за их состоянием здоровья и вносила бы разумные коррективы в их питание и образ жизни, но в обществе пока нет осознания этой необходимости. В то же время дети талантливые нуждаются не в меньшем внимании, чем дети-инвалиды. Мы их очень сильно нагружаем. Участвуя во всевозможных конкурсах, олимпиадах и т.д., они очень быстро иссякают, растрачивая отнюдь не безграничный потенциал своего здоровья. Но в обществе – повторюсь – нет понимания, что это нужно, и мы ждем, когда вспомнят о том, что есть такой медико-генетический центр, есть врачи-генетики, готовые профессионально решать все эти проблемы вместе с семьей и обществом, не запугивая результатами обследования. Мы должны научиться жить в ладу со своими генами.

Беседовал Валерий Тырнов


Тэги: гены, наследственные болезни, дети Индиго, фолатный цикл, метионин
 
Rambler's Top100 Полный анализ сайта Всё для Blogger(а) на Blogspot(е)! Закладки Google Закладки Google Закладки Google Delicious Memori БобрДобр Мистер Вонг Мое место 100 Закладок