понедельник, 29 марта 2010 г.

Вопрос ребром


"Наша Украина" ставит вопрос ребром: Табачник должен уйти
http://www.mignews.com.ua/ru/articles/18587.html


Экс-Президент Виктор Ющенко считает, что министр образования Дмитрий Табачник не имеет права занимать должности в правительстве Украины.

"Если честь - не пустое понятие для него, он должен добровольно покинуть пост министра", - заявил Виктор Ющенко, сообщает пресс-служба "Нашей Украины".

Он подчеркнул, что партия "Наша Украина" требует отставки Дмитрия Табачника с занимаемой им должности. "Сейчас вопрос поставлен ребром: или украинское общество вынудит власть слышать себя - или ситуация с Табачником будет использована как пример, как можно игнорировать мнение общественности, лишить ее слова", - сказал Виктор Ющенко.

Он также выразил "искреннюю благодарность украинским студентам и восторг их усилиями по отставке одиозного политика Табачника". "Держитесь, объединяйтесь, не уменьшайте нажим на власть - и вместе мы докажем, что в сегодняшней Украине игнорировать мнение людей уже не удастся", - призвал Виктор Ющенко, передает Украинская правда.

Комментарий блоггера:

 Каким еще “ребром”?? А “на попа” вопрос поставить не хотят? Есть большинство, и оно “решает вопрос” голосованием. И уже решило. Безо всяких “ребер”. А меньшинство должно вести себя прилично – в демократическом обществе биться в истерике оно не имеет права. Тем более, – у нас вполне может такое быть, – что “протестующих студентов” на всю Украину может оказаться – 2-3 дюжины. Кто их считал? Как определить меру протеста? Их может, возят от ВУЗа к ВУЗу и из города в город. Я их вообще у нас в Харькове не видел. Проявление максимума оппозиционных эмоций – в знак протеста сложить мандаты. Почему бы и не… Но тут уж я заранее знаю их ответ – “не дождетесь”. У нас не оппозиция, у нас этакая девочка-засраночка: “Якщо ви менi не купите конхветку, я повiсюсь у сарайчику!”

вторник, 23 марта 2010 г.

Научная осетрина второй свежести


В одной из статей автора некогда шла речь об удивительной технологии, созданной харьковскими учеными еще 40 лет тому назад. Она дала мощный толчок развитию машиностроения, в частности, через развитие инструментальной промышленности. Это созданные в Харьковском физико-техническом институте установки типа “Булат” и “булатные” технологии, представлявшие собой, как удалось понять много позже, уже в ХХI веке, чуть ли не первую в мире работающую нанотехнологию поверхностного упрочнения металлоизделий.

Я тогда еще заметил, что тема эта заслуживает большего внимания и захотел со временем написать о “Булатах” и их дальнейшем развитии подробнее. А через какое-то время Валерий Михайлович Шулаев подарил мне посвященную как раз развитию (примерно до 2005 года) тех давних работ только что вышедшую в ХФТИ тиражом в 500 экземпляров научную монографию “Вакуумно-дуговые устройства и покрытия”. Этот тираж достаточен, чтобы она попала ко всем заинтересованным специалистам, независимо от места их нахождения. Вот и состав ее авторского коллектива: А.А. Андреев, Л.П. Саблев, В.М. Шулаев, С.Н. Григорьев. Среди них А.А. Андреев и Л.П. Саблев являются ветеранами – они в составе крупного научного коллектива в свое время участвовали в создании самого первого “Булата”. В.М. Шулаев существенно моложе ветеранов и, соответственно, присоединился к их коллективу позже, как инициатор и руководитель нового проекта по разработке технологии синтеза наноструктурных упрочняющих покрытий и вакуумно-дугового оборудования нового поколения.

Я уволился из института в 1978 году. К этому времени весь большой коллектив ученых, в том числе Андреев и Саблев, под руководством член-корреспондента НАНУ В.Т. Толока и начальника лаборатории профессора В.Г. Падалки занимавшиеся «булатной» технологией, были на слуху у всего института. С заместителем генерального директора ННЦ НАН Украины "Харьковский физико-технический институт" по опытно-конструкторским и технологическим разработкам В.М. Шулаевым мы знаем друг друга с 2005 года… А кто такой С.Н. Григорьев? Я не помню такого физика в ХФТИ. Но как о “булатной” истории писать, не зная доподлинно “ху из ху”? Спрашиваю у Шулаева. “В восьмидесятые годы он в ранге инженера участвовал в совместных работах с ХФТИ по аттестации образцов, которые передавались в МГТУ «СТАНКИН». С того времени он дослужился до должности ректора этого ВУЗа”.

История науки – предмет захватывающий. Я ведь понимаю, испытания образцов – это не физика, это максимум техника. Разглядываю разбросанные по книге литературные ссылки. Работ с участием С.Н. Григорьева среди них очень немного, правда, есть и совместные с А.А. Андреевым, и самые ранние из них относятся к концу 80-х – началу 90-х годов, т.е. к тому времени, когда “булатные” технологии уже давно не были экзотикой.

На днях Валерий Михайлович привез мне еще одну книжку: “Помнится, вы интересуетесь историей “Булатов”. В различных – скажем так – ее аспектах. И мне интересно, что вы на это скажете?” – он положил книгу на стол.

А книга и в самом деле специфически интересна. Называется она почти так же, как и первая: “Вакуумно-дуговые покрытия”. “Устройства” – выпали. Теперь, при новой формулировке темы монографии она стала чисто материаловедческой, утратив, так сказать, аппаратную составляющую в названии. Да и к печати она утверждалась Ученым советом Института физики твердого тела, материаловедения и технологий. Но, что еще более удивительно, из списка соавторов “выпал” единственный среди них материаловед – В.М. Шулаев! Дело запахло не то убийством, не то кражей – детективом, короче говоря. Может быть, это принципиально другая книга? Сличаю тексты. Объем текстуальных совпадений огромен – это не новая книга, это второе переиздание старой. Не стереотипное, исправленное и дополненное, но – тем не менее. Осетринка, так сказать, второй свежести.

А дополнения, как потом я узнал у В.М. Шулаева, целиком построены на его работах, опубликованных в последние несколько лет. В рамках ведомственной программы НАНУ он ведет проект по ионно-плазменным нанотехнологиям, являясь его инициатором и практическим руководителем. В его обязанности входит постановка задач, обработка результатов экспериментов, описание физической природы сверхвысокой твердости в покрытиях на основе различных типов нитридов. Проект был начат в 2006 году – тогда, когда твердость «Булатных» покрытий перекрывала твердость стали. Завершен проект в конце 2009 года созданием новой ионно-плазменной нанотехнологии. Покрытия стали уже сверхтвердыми и приблизились к твердости алмаза. Все это нашло отражение в переизданной монографии.

Дальше – больше и подозрительней. У монографии – нет рецензентов! Никакой научной апробации. Это, как говорил один литературный герой “супротиву всех правил”, как если бы какую-то продукцию выпустили “в свет” с завода без клейма ОТК. Дикость, нонсенс.

А тираж – 140 экземпляров? Часть его уйдет в обязательную рассылку, по 20-30 экземпляров разберут авторы для друзей и знакомых. А что “для науки” останется? Зачем и для кого тогда вообще сыр бор поджигался? Неужели авторы нарушили столько этических табу единственно для того, чтобы выпустить в свет потрясающую букинистическую редкость? Но так не бывает.

В качестве версии можно было бы предположить, что сей авторский коллектив намерен претендовать на госпремию. Но для этого в соавторы надо было включить крупного чиновника от науки, а его нет. Закрыли тему.

Второе предположение связано с неординарной личностью одного из соавторов – старшего научного сотрудника А.А. Андреева. Можно, конечно, понять “слегка” парадоксальную логику старого человека, имеющего определенные научные заслуги, но так и не защитившего докторскую диссертацию: все кругом – дерьмо и мразь, воры, мошенники и проходимцы, а я чем хуже? Но спешить надо! И вот, в январе 2008 года очередной облом. Прямо во время доклада материалов докторской диссертации его поймали за руку на том, что в одной из ее глав он присвоил работу коллеги. Защита не состоялась, точнее – отложилась до 2009 года. Помог ему тогда спасти травмированную психику Шулаев В.М., передав ему часть своих материалов для защиты докторской диссертации. Поэтому версия об исключении Шулаева В.М. из списка соавторов по межличностным мотивам также несостоятельна.

А поскольку теперь научная деятельность институтов и сотрудников НАНУ хорошо отображается на ее сайте, возникла мысль поискать “концы” там. После некоторого блуждания по его страницам отыскался доступный для скачивания файл 091111.pdf – “Прелiк зареестрованих з Росiйським фондом фундаментальних дослiджень наукових проектiв вчених НАН Украiни, що поданi на спiльний конкурс НАН Украiни-РФФД 2010 року”. В этом перечне под № 284 стоит проект “Разработка научных основ и технологии получения сверхтвердых (выше 40 ГПа) наноструктурных покрытий толщиной больше 4 мкм на основе нитридов”. Научный руководитель проекта – А.А. Андреев. Соисполнитель с российской стороны – МГТУ “СТАНКИН” в лице его ректора С.Н. Григорьева. Особенность конкурса в том, что проект не имеет единого финансирования – каждая сторона финансирует свою часть самостоятельно, и этих денег выделяется очень мало. И третье – “СТАНКИН”, судя по монографии, в области фудаментальных исследований по теме не замечен. 

Есть такое выражение – “ёкнуло сердце”. Есть и сердце. И оно “ёкнуло”! И подсказало, куда дальше направить стопы свои – в российском интернете, вполне возможно, есть аналогичный сайт со столь же ценной сокровенной информацией, которую надо будет только вставить в логическую цепочку.

И в самом деле, на официальном сайте Российской Федерации www.zakupki.gov.ru обнаруживается извещение от 16 июля 2009 года с уникальным номером закупки 100/05-НТБ-16.07ок. В нем извещалось об открытом конкурсе на право заключения государственных контрактов на выполнение научно-исследовательских работ на 2009-2011гг. по федеральной целевой программе «Национальная технологическая база». Предмет Лота №4 касался научно-исследовательской работы «Разработка гаммы вакуумно-плазменных установок для нанесения многофункциональных покрытий и комбинированного упрочнения режущего, штампового и мерительного инструмента, шифр «Покрытия». Впечатляющая цена государственного контракта на эту научную исследовательскую работу составила 105 029 100 рублей (эквивалент в гривне 27 307 566, эквивалент USD 3 150 873). Такая сумма немыслима для финансирования научно-исследовательской работы в Украине. Название российской темы совпадает с деятельностью научной группы, руководимой В.М. Шулаевым. Но “две большие разницы” состоят в том, что, когда россияне только начинали планировать свою работу, группа Шулаева В.М. уже установила мировой рекорд по сверхвысокой твердости покрытий из нитрида титана.

Такие конкурсы обычно заранее «заточены» под конкретного победителя. Кто же он? Совершенно верно, МГТУ «СТАНКИН», а руководитель НИР – ректор этой организации, профессор Григорьев С.Н. За два года (2010-2011) исследователи из этого университета должны будут выполнить объем работ, который выполнялся в ННЦ «ХФТИ» не менее двух десятилетий. Как же можно выполнить нереальный объем работ за столь короткий срок и получить принципиально новые научные результаты в организации, в которой отсутствуют специалисты соответствующего профиля? Как говорил Полкан – известный строитель летучих кораблей: «Не построю, так куплю». Теперь ясна и основа союза трех. В ННЦ «ХФТИ» есть результаты, которые можно спереть, а у МГТУ «СТАНКИН» есть деньги, за которые их, украденные, можно купить. Нужно лишь устранить лишние звенья и легализовать этот процесс.

Таким образом, наша «троица» решила целый комплекс научно-технических и бытовых проблем. С.Н. Григорьев с чиновниками от науки создал патентоспособный коррупционный механизм для изъятия жирных кусков из российского федерального бюджета, А.А. Андреев с высокой вероятностью наконец-то обустроил свою старость совместно со своим напарником, старшим научным сотрудником Л.П. Саблевым, тоже очень старым человеком.

А все вместе они создали образцово-показательную схему вывода украинских научно-технологических достижений под юрисдикцию другого государства. Причем, что характерно, – совершенно безнаказанно. Ну не поедут российские прокуроры в Харьков, а украинские в Москву.

А что же украинское государство? Оно, все 20 лет своего существования прекрасно зная, что эти технологии сверхприбыльны, они продаются, и еще как продаются, но оно не только само ни на копейку не продало, но и не сумело защитить их от воровства!

…В комедии 30-х годов “Праздник святого Йоргена” вор-домушник, глядя, какие деньги плывут в карманы священнослужителей, толкает локтем своего подельника: “Смотри, как работают без отмычек”.

© Copyright Тырнов Валерий Федорович (valeryj@mail.ru). В сокращенной версии опубликовано в "Украинской технической газете". 

Что там за мерзость прозвучала?


Письмо из дома поэзии в дом культуры, отправлено в "Новую Газету" 14.03.10


Сколько дураков в своей жизни я встретил –
Мне давно пора уже орден получить!..
Из Б.Ш.Окуджавы


…И по спине пройдет как дрожь –
Бессмысленная жажда чуда.
Из А.А.Тарковского

Дракон налетает, дракон нападает –
И жизнь человечья зазря пропадает
Из старых французских сказок



Не стану никого призывать в свидетели, в союзники. Сама все скажу, все напишу. Когда такое доводится видеть – некогда воссоединяться в сообщества.

11 марта 2010, ТВ-канал « Культура», передача М.Е.Швыдкого. Полный объем невыносимого стыда и злых слез. Трудно угадать и не буду пытаться, отчего именно теперь такое возникло в эфире и уплотнилось до цельной, крепенькой, усмешливой программки. Возможно, немногие смотрели. А вдруг, многие? Ведь это случилось практически впервые.

Авторскую песню – хорошие стихи, индивидуальная музыка, камерное исполнение – смешали с грязью. Смешивали необыкновенно умело, с сегодняшним пропагандистским лукавством, вывернув наизнанку культурную реальность многих десятилетий. Словом, мерзость и мрак клеветы.

Что за люди присутствовали? Помнится с трудом. Прокуроры? Адвокаты? Прочие участники? Не буду перебирать эти невнятные имена, эти фамилии, мало что сообщающие. Вот помню Пеленягрэ с почти погромным пафосом и рассудительную Марину Давыдову с робким защитительным текстом.

Любимицу интеллигенции от 50-х до нынешних годов – авторскую песню – объявили убожеством и беспородным ублюдком, подкидышем, много лет скребущимся в дубовые ворота нашенской великой культуры и еще более великой, космической просто, эстрады.

Основные приметы: бедно, непрофессионально, нестерпимо старомодно, нет все же главное – бедно. Кстати, пожалуй , со ступеней мавзолея «песен о главном» гитарные простенькие радости особенно не смотрятся.

Cо старинным иезуитским умением извращать в течение часа осмеивались Окуджава и Высоцкий, Галич и Анчаров. И прочие. Их немного. Этих имен всегда было чуть-чуть.

Уточнялось всячески, что отсутствие камерного звука и порядочного текста в эфире (на радио и ТВ) – есть расплата за природное убожество авторской песни. Работать-де надо было лучше. Типа Пахмутовой-Добронравова. Хотя бы. Ведущий очень, очень настаивал.

Грянуло еще несколько бравых имен, времен мировых войн примерно, но эта олимпийская пара, этот тронообразующий тандем был выделен особо. Он того и стоит. Образцовее не было и нет.

Отчего это несмешное судилище произошло при тотальном отсутствии подсудимого? Наверное, так было задумано. Неспешная задумчивая беседа лично меня вообще бы не задела – сама люблю об этом, то да се. Но с экрана полилась агрессивная брань, обвинения.

Как оказалась в роли бойкого адвоката судопроизводительная Татьяна Устинова? Такой защитник не польстил бы Окуджаве или Визбору. Народом избранный защитник, охо-хо.

Куда-то девалась наша публика – с ее любовью и чуткостью, легкостью на цитаты, с диапазоном и умением отодвинуть болтливого дурака в сторонку…Здравый смысл, наконец, он-то куда ?.. Вулканолог Генрих Штейнберг и кто-то из Думы, одетый под инженера в свитерке, пытались настоять на чем-то ностальгически-демократском. Не очень-то.

Культурологические баталии вести не зазорно, даже низколетающие, ничего. Но тут было не так. Явление литературы и культуры, пусть и припорошенное пылью времен, как книжка из букинистического – подверглось поруганию и осмеянию.

Программа ищет себе сценариев, участников, желает веселых скандальных разгромов?

Я, простой поэт, женского рода, здешнего происхождения, с очень неплохими тиражами моих изданий с 1986 года по сей день – я в бешенстве.

Судьба дала мне счастье знать многих ушедших поэтов: Слуцкого и Корнилова, Глазкова и Аронова, Губанова, Берестова и Жигулина Я хорошо знала А.М. Володина, И.М.Меттера, защитника Зощенко. Я знала А.Б.Трухачева, сына А.И.Цветаевой- по трогательным праздникам в цветаевском доме в Александрове. Никому из них, пронзительно ярких людей, не приходило в голову смотреть свысока на поэта с гитарой. Поразительно – но за час телепрограммы никем не был упомянут уникальный вклад авторов с гитарой, а проще – с обостренным слухом, в наше кино. Говорухин, Рязанов, Захаров и Козаков, Смирнов и Меньшов – вероятно, много доброго могли бы сказать о Высоцком и Окуджаве, Киме и Сергее Никитине. Ведь это был редкостный утеплитель нашего экрана. Мелодии эпохи, вполне всенародные.

Что там за мерзость уничижительная прозвучала из уст какого-то « доцента»? Не опровергнутая никем.

В 88 году я приехала в Польшу, на телевидение. Они знали наизусть всего Окуджаву, Высоцкого, Галича. Потом Германия – с Дольским и Клячкиным. Потом Париж – с Кимом и Никитиными, полный зал театра « Одеон». Потом Англия, Япония, Швейцария…Это были грамотные журналисты и слависты – те,что нами интересовались. Не Добронравовым и Фатьяновым. Из Японии приезжали тележурналисты: я оказалась экспертом по тонкой грани «массовое-камерное». Ну, хорошо, это было давно.

Я нахожу ТВ-форум от 11 марта «по бардовской песне» редкостно вредным для культуры вообще и отвратительно унизительным для поэзии, которая тут, в России, еще теплится. От этого на весь мир пахнуло враждебностью. Враждой, которую прикормили и откармливают.

Не думаю, что это заказ власти или начальства. Достаточно и чистых помыслов авторов самого шоу. Отчего сейчас, а не прежде? Наверное, львы были живы. Хоть Саша Дулов – азартный рыцарь поэзии, хоть Виктор Берковский, не по-здешнему, на зависть многим одаренный композитор. Их вел слух тропой только блистательных текстов, и люди услышали поэзию Рубцова и Шаламова, Левитанского и Самойлова. Не было книг – а публика знала стихи Бродского, оттого что их пели Клячкин и Мирзаян.

По средневековому кодексу «бардом» (хотя у нас это понятии так снижено, что стало анекдотической кличкой, впрочем в одной компании со словом «демократ») является и тот, кто поет не свой собственный текст. Так что – да, это все были барды, и во всеоружии.

Исключительный текст, независимая манера и вот это беззащитное мощное соло. Так и жили, да, правда. …И концерты по городам давали - с большим успехом…

С десяток раз прозвучали цитаты из О. Митяева. Аттракцион с саморазоблачением. Народный артист О. Митяев – способный человек и всегда был им. Заговорщицкое «как здорово», возможно поет и чиновник, и гаишник. Точно не знаю. Думаю, ключевое слово именно «здорово» – очень льстит, типа живою водицей окатывает, типа вышел из бани…

Но окуджавское «в склянке темного стекла из-под импортного пива роза красная цвела – гордо и неторопливо» – слушали, не пели. Была тайна – и люди стихали. Не вторили немедля. Тайна – вот и все отличие от аттракциона. Искусство, даже в миниатюрной форме – это когда уникально. И не то чтобы хочется повторить – скорее послушать, дотронуться бережно, если судьба допустит.

Я не бываю уже очень давно на фестивалях этой самой, авторской песни. Знаю, что люди там яростно самоутверждаются, сами собой наслаждаясь. Самодельные, по преимуществу, песенники. Ищут себе публику, да, в основном, и находят. Это не запретно.

Возможно, по ТВ-каналу «Охота и рыбалка» стоит начать показывать эти фестивали.

Но канал « Культура» смотрит очень много народу, по всей стране. Он – директива. Доктрина. Тут у нас так. Хотя новости неповторимо бесцветны, а телеведущие потешно некомпетентны. По причине неизлечимой ужасности прочего ТВ – культуру смотрят и вот
эти околокультурные шоу смотрят. Пожалуй, можно было бы что-то уже и предложить:

«Поэзия символистов – кому же она нужна сегодня?».

«Режиссура Анатолия Эфроса – одного телепоказа в год достаточно?»

«Андрей Миронов – почему же он все-таки не Менакер?»

И т.д. Есть еще кое-какое маслице, чтобы подлить в этот поганый огонек.

Так вот, настаиваю и напоминаю насчет «эстрада-неэстрада»: когда пристраиваются и вторят - это масскульт, пропаганда. Когда настраиваются и слушают – иное. Возможно, искусство. Может, музыка или стихи.

Окуджава и Галич, Высоцкий, Анчаров и Визбор, Ким и Матвеева – такие разные, ничуть не от сохи, байдарки и костра произошедшие поэты не нуждаются, конечно уж, в адвокатуре Т.Устиновой. Хотя, как знать? Может, сегодня, когда музей Окуджавы под угрозой – и это пригодится?

Чего же я-то руками размахалась?

Дело в том, что я – в курсе. Я – земский врач с большим земством.

Я – безродный космополит.

Я, видимо, продажная (хоть и со стажем) девка империализма. Как генетика.

Я – внучка «врачей-убийц».

Я стою на том, что никакого «своего пути», отдельно от всего мира, у нашей культуры нет. Пропаганда «пути» – это постыдно. Авторская песня – это именно Брассанс и Коэн, Окуджава и Ким, да-да.

Мне стыдно перед моей публикой, что такое ток-шоу прошло по «Культуре». Как диагноз, как приговор авторской песне – как госприговор поэзии, которой служили лучшие люди, и в нашей трудной стране тоже. В стране, где люди умудрились и умудряются жить в полном отсутствии Прекрасного, делятся этим прекрасным друг с другом – как солью соседи по коммуналке, стихи, да, стихи объявляются снятыми с производства как старая модель автомобиля. Это даже не пожилую собаку выгнать из дому в санитарных целях – больше это похоже на закрытие детских поликлиник, повсеместное. Здоровая нация выучится лечить себя сама.

Впрочем, может быть, для публики, которая говорит на языке «хватит, ты женщина, а не посудомойка» и годится тот волшебный факт, что все мы здесь сегодня… Но многим, очень многим живым людям нужно больше и лучше.

Это был позорный погром в букинистическом магазине. А ведь ГУГЛ только начинает выкладывать авторов античности и средневековья. Наша очередь нескоро.

Незаслуженная, ненародная, вообще неартистка, но – Вероника Долина.

12 марта 2010 г., Москва.

понедельник, 22 марта 2010 г.

Нефть для Украины

В сокращенной версии эта статья только что опубликована в "Зеркале недели" - http://www.zn.ua/2000/2229/68878/.

Павел Бубенко, д.э.н., профессор, директор СВНЦ НАН и МОН Украины;
Валерий Тырнов, к.ф.м.н., журналист


Все мы любим поговорить о будущем. Однако, будущее Украины – предмет в настоящее время настолько своеобразный и неопределенный, что многие здравомыслящие люди сочтут его в качестве темы для разговора попросту бессмысленным. Тем не менее, вряд ли найдется сумасшедший, который засомневается, что оно обязательно наступит и каким-то да будет – светлым, темным, счастливым, несчастливым, – что там еще стоит в этом меню? Может быть, мы и не вольны выбрать в нем лучшие строчки, но зачем же заведомо обрекать себя на худшие? Самая разумная линия поведения определяется здесь сказанными по этому поводу словами знаменитого Питера Друкера: «Браться за строительство будущего довольно рискованно. Не браться – еще хуже. Очень многие из тех, кто попытается,.. потерпят поражение. Но будут и те, кто добьется успеха. А вот среди тех, кто не станет пытаться, победителей не будет». В этих словах – максимум реального оптимизма, какой только возможен в любых обстоятельствах.

Тем более, что есть вещи, которые необходимо обеспечивать для любого будущего, среди которых к числу важнейших принадлежат энергоресурсы, в частности, – нефть. Жизнь с нефтью может быть как плохой, так и хорошей, но без нефти сегодня жизни нет. Альтернативные источники, – они, хотя и развиваются, еще не скоро займут нишу, сравнимую по объему с нефтью. Тем более, что Украина здесь ходит далеко не в лидерах, у нее нет даже достойного уважения задела.

Здесь можно сделать одно замечание общего характера. Любое развитие носит отнюдь не свободный характер. В его ходе обязательно возникают моменты преодоления препятствий, этакие “пропускные пункты”, на которых надо оплатить право на дальнейшее движение. И если платить нечем, то невозможно и движение. Если бы металлы, особенно железо и медь, не залегали так близко к поверхности Земли и не были доступны для добычи голыми руками, цивилизация наша, скорее всего, имела бы куда менее блестящий вид. В частности, мы бы вряд ли добывали нефть. В настоящий момент цивилизация вплотную приблизилась к очередному “пропускному пункту”.

Себестоимость добычи и структура цены нефти



Различные марки нефти имеют различный химический состав, физические свойства, и различную теплотворную способность, что во многом определяет их цену на мировых рынках энергоносителей. В качестве «общего знаменателя» ее теплотворной способности используется «нефтяной эквивалент» - условный вид топлива, низшая теплота сгорания которого принимается равной 10.000 ккал/кг или 41.870 кДж/кг. Ценовые характеристики нефти и нефтепродуктов принято относить как к баррелю, так и к тонне, связанных между собой следующим образом: 1 т нефти = 7,374 барр.; 1 т нефтепродуктов = 7,50 барр.

Поскольку рынки – вообще говоря – явление локальное, структура цены любого товара, как и сама цена, на разных рынках разная, поэтому говорить о ней как о некой универсальной стоимостной характеристике, в данном случае нефти, можно лишь приближенно, с известной долей условности и разной степенью детализации. Но, тем не менее, можно.

Важнейшими составляющими цены нефти являются стоимость ее добычи, транспортная составляющая, прибыли производственных и коммерческих структур, через которые эта нефть проходит, и налоги, которые надо уплатить во всех звеньях “нефтяной” цепочки.

Кроме того, с тех пор, как нефть стала биржевым товаром, появилась возможность (и даже, мы бы сказали, - необходимость) выделять в ее цене отнюдь не малую спекулятивную составляющую. Можно согласиться со следующим определением спекулянта: "Комиссия по торговле товарными фьючерсами определяет спекулянта как лицо, которое "не производит и не использует товар, но рискует своими средствами, торгуя фьючерсами на данный товар, в надежде получить прибыль от изменения цены на данный товар". Многие в мире убеждены в том, что именно спекулянты виноваты в высоких ценах на нефть. Президент ОПЕК Хакиб Хелиль заявил в мае 2008 года, что в вызывающем росте цен на нефть виноваты спекулянты, в частности, хедж-фонды. Поддерживает его позицию и генеральный секретарь ОПЕК Абдулла Салем аль-Бадри, уточнив, что "повышение цен никак не связано с мировой потребностью в ресурсе и внерыночными факторами".

Торговля нефтяными фьючерсами – это торговля недобытой, т.е. не существующей нефтью, а ее объемы сегодня десятикратно превышают объемы реального продукта. Только 8% заключенных на биржах нефтяных контрактов сопровождаются поставкой товара! Известный аналитик Уильям Ф. Энгдаль полагает, что "цена на сырую нефть формируется независимо от традиционного соотношения спроса и предложения. Она контролируется сложной системой финансового рынка и четырьмя основными англо-американскими нефтяными компаниями. Более 60% сегодняшней цены на сырую нефть – чистая спекуляция, продвигаемая трейдерскими банками и хедж-фондами" (http://www.polit.nnov.ru/2008/09/06/oilspec/). Этот «пузырь» является частью глобального финансового кризиса и представляет собой проблему, которая не может быть решена изолированно.

Только с учетом спекулятивного фактора удается понять, как при росте цен на нефть в десятки раз за последние 40 лет себестоимость ее добычи остается весьма скромной величиной (чаще всего в пределах нескольких долларов за тонну), а сама нефтедобыча входит в число инвестиционно непривлекательных отраслей.

Аналитики отмечают (http://www.bfm.ru/articles/2009/08/20/neft-3.html), что нефтедобыча продолжает расти лишь в 14 из 54 нефтеносных регионов мира. Связано это с исчерпанием разрабатываемых месторождений. Тщательный анализ более 800 нефтяных месторождений мира, на которые приходится три четверти глобальных запасов, показал, что большинство крупнейших из них уже прошли свой максимум, и темп снижения нефтедобычи примерно в два раза превышает оценки, дававшиеся еще два года назад. Кроме того, существует проблема дефицита инвестиций в нефтедобывающих странах, которая в следующие пять лет может обернуться нефтяным кризисом, ставящим под угрозу все надежды на экономический подъем после глобальной рецессии, заявил ведущий экономист Международного Энергетического Агентства Фатих Бироль. Миру грозит масштабный энергетический кризис, способный помешать новой фазе экономического роста. Бироль предостерегает Великобританию и другие западные страны: «необходимо уйти от нефти, пока нефть не ушла от нас». «Чем раньше мы начнем, тем лучше, потому что наша экономическая и социальная система построена на нефти, поэтому на ее изменение потребуется много времени и денег, мы должны относиться к этому вопросу серьезно».

Для Запада «уход от нефти» не выглядит фантастической альтернативой: там достигнут большой прогресс в увеличении кпд фотоэлектрических преобразователей, создаются все более совершенные - как по скорости зарядки, так и по емкости - аккумуляторы для электромобилей, уже открываются первые электрозаправки, поступают в продажу первые электромобили. Англия приступает к строительству 10-ти суперсовременных АЭС. Япония построит большую, не столько экспериментальную, сколько коммерческую солнечную электростанцию в Космосе, которая даст электроэнергию по цене в шесть раз ниже текущей. Лед, как говорится, тронулся.

Украина же в этом контексте выглядит очень жалко. Нужно постоять утром на проходной любого из некогда ведущих научных центров страны, посмотреть на полуживых дедков, ковыляющих за турникеты, чтобы понять: в ближайшие годы она практически полностью потеряет кадровый потенциал, способный воспринимать и генерировать новые идеи. Поэтому Украина сохранит привязку к традиционным энергоносителям. Никуда от нефти она не уйдет, и говорить об этом смешно. Даже разговоры о создании собственного ядерного топливного цикла и строительстве новых АЭС не воспринимаются иначе, чем политический пиар. В нынешнем своем состоянии Украина скорее потеряет действующие АЭС, чем построит новые. Но в этом случае резко актуализируется вопрос об источниках нефти.

Нефть для Украины: география и доставка

На протяжении многих последних лет у нефти, из которой производился бензин и дизтопливо для украинских бензозаправок, было два источника: российская нефть и нефть собственной добычи. Попадала сюда и ближневосточная нефть, но эти поставки носили эпизодический характер. Собственная нефть – это отдельный разговор, в том числе и в другом контексте.

Источники российской нефти до недавнего времени считались практически неисчерпаемыми, однако пришла пора пересмотреть эту точку зрения, причем пересмотреть одновременно по двум группам причин: политических и геофизических.

Политические (а в их формировании немалая, если не львиная, доля ответственности принадлежит Украине) состоят в том, что Россия в поисках нового положения в меняющемся мире вынуждена менять геополитические, а с ними и внешнеэкономические приоритеты. При этом она рассматривает свое углеводородное сырье как инструмент геополитики и, перенося вектор своих долгосрочных интересов в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона, перенаправляет туда же и треть своих нефтегазовых потоков. Объективно получается так, что Украина иногда превращается в транзитную площадку для дешевых российских ресурсов в интересах бизнес-представителей третьих стран, чьи прибыли не вызывают восторга в России. С одной стороны, это стимулирует рост цен на российские ресурсы, экспортируемые на украинские территории, а с другой – побуждает Россию строить трубопроводы по обходным путям.

Можно сколько угодно рассуждать о том, что в вопросах геополитики Россия «применяет энергетическое оружие» и о том, как «это нехорошо», но надо помнить, что ей, кроме сырья, больше нечем заинтересовать своих новых партнеров. Уход России в Азиатско-Тихоокеанские пространства – объективное следствие распада СССР и либерализации глобальных мирохозяйственных отношений. Следствие того, что билет от Владивостока до Пекина стоит в несколько раз дешевле, чем билет до Москвы, а жителям Восточной Сибири и Приморья проще и дешевле отдыхать в Индонезии или в Австралии, и этот уход произойдет (происходит!) независимо от воли Москвы, Киева или Брюсселя. Поэтому гарантии надежности поставок российской нефти в обозримой перспективе являются практически нереальными.

Вторая группа причин, которую также следует учитывать, состоит в том, что российская нефтедобыча, по заявлениям хорошо осведомленных официальных источников, вступила в фазу, характеризующуюся ростом ее себестоимости и падением физических объемов.

Что касается каспийской нефти, о которой идет столько разговоров, приход ее существенных объемов в обозримой перспективе едва ли возможен: экспорт Азербайджана покрывается нефтепроводом в Турцию; экспорт Казахстана – нефтепроводами в РФ, Турцию и Китай; для поставок нефти в Украину потребовалось бы создание особых условий благоприятствования на основе каких-то политических договоренностей.

Вполне реальным представляется проект поставок нефти из стран Ближнего Востока и Северной Африки, поскольку новые нефтетранспортные маршруты в Европу и Азию объективно способствуют сокращению спроса на ближневосточную нефть, высвобождая квоту для Украины. По той же причине резко снизится нагрузка на турецкие проливы Средиземного и Черного морей, что благоприятствует фрахту, а наличие в Украине адекватных нефтетерминалов делает беспроблемным прием этой нефти. Вместе с тем возникает потребность в глубокой переработке сырья, для чего необходимо строительство нового, или же модернизация существующего НПЗ.

Вряд ли это возможно за счет одних лишь государственных инвестиций, понадобится сотрудничество то ли с отечественными, то ли с иностранными бизнес-структурами, и здесь надо сказать, что с украинской стороны целесообразно предоставить им все возможные преференции при одном обязательном условии – раздел продукции в натуральном выражении. Вследствие этого у государства появится инструмент для эффективной стабилизации внутреннего рынка, приближающий Украину к стандартам ЕС.

Существует еще критический вариант «европейской» нефти, весьма дорогой, доставляемой по железной дороге из Гданьска, дополняемой за счет частичного реверса существующей системы транзита нефти в Европу и трудно сопрягаемыми с нынешней российской геополитикой закупками нефти в странах Европы по схеме замещения российской нефти.

Возможен и импорт в Украину готовых нефтепродуктов. Хотя мировая практика убеждает в том, что собственная нефтепереработка предпочтительнее, импорт готовых продуктов может оказаться вынужденным. Недавняя отмена экспортных пошлин на светлые нефтепродукты оказалась совершенно оправданной, однако данный сегмент рынка требует принятия мер по его упорядочению. Меры эти достаточно очевидны, но очень сложно реализуются на практике: регулирование цен и контроль качества продукции, предотвращение таможенных и т. п. нарушений, обеспечение равных условий для всех участников рыночного процесса; создание информационно-аналитического обеспечения, которое позволяло бы восстанавливать «историю» нефтепродукта.

Наконец, надо назвать разработку мелких месторождений нефти в самой Украине. При наличии государственной поддержки есть все предпосылки для успешной реализации такого проекта с достижением положительных результатов в ближайшей перспективе. Количество таких месторождений в целом ряде регионов Украины весьма значительно, а практика их реализации, включая показатели мини-НПЗ, убедительно продемонстрировала свою эффективность. Другое дело, что этот вид деятельности является, хотя и законным, но юридически сложным и потому труднореализуемым, однако придание ему соответствующей легитимности позволит резко повысить объемы внутренней добычи нефти. То же самое касается и производства ограниченного ассортимента нефтепродуктов, пользующихся широким спросом.

Укажем также на необходимость проведения комплекса геологоразведочных работ, направленных на поиск и разработку крупных месторождений нефти в Украине. Актуальность его обусловливают: развитость теории, положения которой прогнозируют вероятность обнаружения на некоторых участках территории Украины продуктивных залежей углеводородов; данные мировой практики о поиске и эксплуатации такого рода месторождений; окупаемость глубинного бурения в условиях цен на нефть текущего периода; прогрессивные средства дистанционного зондирования, разработанные в Украине.

«Вредная» наука



Пока выводы науки не задевают ничьих бизнес-интересов, она может развиваться в чистом горнем воздухе, где одни только ангелы шуршат легкими крыльями, и гордиться своей незапятнанностью. Но как только эти двое встречаются в одном помещении…

В плане того, что может при этом происходить, очень поучительна, и одновременно показательна, история «защиты» озонового слоя, имеющая, кстати сказать, прямое отношение к нефти и газу. Когда появились аргументы в пользу гипотезы о его отравлении техногенными фторуглеродами, – разрушающими озон фреонами, – это вызвало большое оживление не только в кругах специалистов по химии атмосферы, но и в определенных бизнес-кругах. Дело в том, что фреоны относятся к классу низкокипящих жидкостей, и очень хороши в качестве хладоагентов тепловых насосов, а говоря по-простому – холодильников, – и пропеллентов (вытесняющих газов) для аэрозолей. Были и конкурирующие с фреонами вещества (примером может служить хотя бы ядовитый аммиак), однако преимущества фреонов оказались столь явными, что к моменту открытия их вредности производители фреонов своих конкурентов уже лениво «доедали». И вдруг – такой сюрприз! Взаимное положение конкурентов изменилось не просто на прямо противоположное – фреоновый бизнес, особенно после подписания Монреальского протокола, оказался под могучим прессом государств, причем производители альтернативных хладоагентов как лоббисты своих интересов хорошо приложили к этому свою мстительную руку. И не помогло фреонам даже то не находившее никакого теоретического объяснения странное обстоятельство, что фреоны выбрасывались в атмосферу в Северном полушарии, а озоновые дыры зияли над Антарктидой.

Между тем, у фреонов, как у разрушителей озонового слоя, тоже появились достойные конкуренты: была обнаружена цепочка протекающих в атмосфере химических реакций с участием метана, в которой разрушается все тот же озон. А метан – не фреон, у него не техногенное, а вполне естественное происхождение: метаном “дышат” болота, его в немалых количествах выбрасывают животноводческие фермы, в форме газогидратов метана очень много в океанских глубинах и в вечной мерзлоте. Наконец, есть такое явление, как экспериментально наблюдаемая углеводородная дегазация Земли – углеводородные флюиды в больших количествах поднимаются по разломам из земных недр и поступают в атмосферу. Причем, УВ-дегазация человеческому влиянию неподвластна.

Иной читатель спросит: а куда ж вы раньше смотрели, шерсть на носу? Да ведь глазами этого не видно! Это приборное “зрение”, и для того, чтобы “увидеть”, нужно знать, или по крайней мере догадываться, где и что искать. А этого долгое время не было.

Ситуация развивалась по линии скандала: “виновность” фреонов уже стала общепризнанным фактом, “фреоновая” теория получила Нобелевскую премию, подписан и выполняется Монреальский протокол, разрушена, до основания уничтожена успешная отрасль мировой экономики, и даже озоновая дыра (над Антарктидой!) вроде бы стала поменьше, а тут – на тебе! Это что же, теперь придется реабилитировать фреоны? И из-за этого авторитет многих тысяч уважаемых людей – какой ужас! – накроется медным тазом??

Вот так формировался заговор молчания вокруг научной проблемы чрезвычайной значимости. Наука сама по себе здесь ни при чем, а “причем” определенные уродства в отношениях между наукой, бизнесом и политикой, что-то вроде торговли фьючерсами, только в сфере моральных норм и ценностей. Бывает так – “как будто женщина ждала ребенка, а Бог ей кинул хромого идиотика”.

Поэтому, когда в самом начале века московский доцент-геолог Владимир Сывороткин защищал докторскую диссертацию «Экологические аспекты дегазации Земли», на его защиту съехались около 100 докторов с единственной целью – провалить диссертанта с возможно более грандиозным позором и громким треском. Однако Владимир Леонидович в ходе длившейся беспрецедентных нескольких дней скандальнейшей защиты отбился от роты недоброжелательных оппонентов, а Ученый совет МГУ присвоил ему докторскую степень. Но отменять по этому поводу Монреальский протокол и последовавшие за ним документы никто, естественно, не стал. Озоновый слой разрушается, как и разрушался, а ущерб, нанесенный мировой экономике его “защитой”, широкой публике остался не известным.

Однако, озоновый слой – не единственная глобальная проблема, связанная с углеводородной дегазацией Земли. Есть еще и вторая, и третья. На вторую только укажем: глобальное потепление. Дело в том, что метан – такой же мощный парниковый газ, как и углекислота, и причины изменения климата, как и причины истощения озонового слоя, могут точно так же оказаться вне сферы человеческого влияния.

Третья проблема – проблема исчерпания запасов углеводородного топлива. Нам говорят: еще 20-30 лет – и все. Поэтому давайте платить за нефть все дороже и дороже, указывая при этом на невосполняемый характер нефтяного ресурса. Однако на самом деле почва для разговоров о невосполняемости нефтяных запасов весьма зыбка. Потому что в высшей степени вероятно, что природная нефть имеет два типа источников – невосполняемые органические (разрабатываемые в настоящее время), и глубже расположенные восполняемые неорганические.

В обоснование этой мысли можно привести достаточно широко известные факты непрерывного пополнения нефтяных запасов в некоторых месторождениях. Одно из крупнейших в мире – Ромашкинское месторождение, разрабатываемое уже более 60 лет. По оценкам татарских геологов, из скважин месторождения можно было извлечь 710 млн. т нефти. Однако на сегодняшний день ее здесь уже добыли 3 млрд. т! Объем же месторождения – величина столь же хорошо определенная, как и емкость рюмки. Выпил – так выпил, и если в ней снова появилось, значит, кто-то туда снова налил. Мистики не бывает. И Ромашкинское месторождение – пример не единичный.

Да и бурное развитие нефтегазодобычи в СССР в середине прошлого века в большой степени связано именно с именами «абиогенщиков». Это они научили искать нефть там, где «ее нет». К слову, один из крупнейших среди них – наш соотечественник, академик АН УССР В. Б. Порфирьев, - в свое время всесоюзно прославленный геолог, возглавлявший при жизни Институт геологии во Львове. Здесь нет места для подробного рассказа о нем, вспомним лишь об одном, исключительно неординарном факте его научной биографии. Начав научную деятельность сторонником гипотезы об органическом происхождении нефти, он на взлете своей академической карьеры изменил точку зрения. Для этого, да еще при том положении, которое он занимал в советской геологии, нужно было иметь исключительно серьезные научные предпосылки.

Известный советский геолог-нефтяник профессор Н. А.Кудрявцев в 50-е годы прошлого века собрал и обобщил огромный геологический материал по нефтяным и газовым месторождениям мира. Прежде всего, он обратил внимание на то, что многие месторождения нефти и газа обнаруживаются под зонами глубинных разломов земной коры. Это обстоятельство заметил еще Д. И.Менделеев, но Н. А. Кудрявцев намного расширил географию наблюдений и глубже обосновал следующие из них выводы. На их основе он советовал искать нефть не только в верхних слоях, но и глубже, не только в осадочных толщах, но и в подстилающих кристаллических фундаментах.

Сторонники абиогенной теории уверены, что на больших глубинах ждут открытия новые месторождения, а разведанные на данный момент нефтяные запасы вполне могут оказаться ничтожными по сравнению с еще неизвестными. Проводятся регулярные научные конференции по углеводородной дегазации Земли, а «углеводородная дегазация» - это и есть термин, обозначающий подъем углеводородов неорганического происхождения из земных недр – с таких глубин, где скоплений первобытных крокодилов никогда не было, и быть не могло. С этой точки зрения существует подобный круговороту воды так называемый «углеродный цикл» - кругооборот углерода в природе, и углеводородная дегазация – грандиозная деталь этого цикла. Говорят, наша планета прошла через этот цикл уже четыре раза. Но если так, формирование нефтегазовых месторождений – процесс непрерывный, и нет никаких оснований говорить об исчерпаемости, - тем более, быстрой – углеводородных запасов.

В СНГ «самый главный» по ископаемым углеводородам – это, наверное, Институт проблем нефти и газа РАН. В его структуре есть Лаборатория генезиса углеводородных флюидов и месторождений. Научное направление, в котором она работает, формулируется как «нефтегазовая геология и геохимия». Руководит лабораторией весьма и весьма уважаемый ученый – доктор геолого-минералогических наук Б. М. Валяев. А один из самых главных научных журналов – существующий с 1957 года журнал «Геология нефти и газа». Учредителями его на сегодняшний день являются Министерство природных ресурсов Российской Федерации (МПР России), Федеральное агентство по недропользованию, ОАО "ГАЗПРОМ", Всероссийский научно-исследовательский геологический нефтяной институт (ВНИГНИ), Международная группа компаний "ИТЕРА", ОАО "РИТЭК". Журнал входит в «ваковский» перечень, т.е. публикует работы, выполненные в порядке подготовки диссертаций на соискание ученых степеней. Источник, как видите, серьезный.

Так вот, именно в этом журнале, в его № 9 за 1997 год Б. М. Валяев опубликовал широко теперь известную специалистам и часто цитируемую статью, озаглавленную «Углеводородная дегазация Земли и генезис нефтегазовых месторождений». Статья является, с одной стороны, обзором, а с другой – обобщением целого ряда работ по нефтегазовой геологии, в том числе и работ самого Б. М. Валяева. В частности, в ней черным по белому написано: «Таким образом, в аспекте УВ-дегазации Земли формирование нефтегазовых залежей не связано с медленным на протяжении миллионов лет улавливанием, концентрацией рассеянных в породах УВ-газов и микронефти. Это всего лишь побочное явление на фоне грандиозных процессов разгрузки глубинных УВ-флюидов... В свете современных данных по УВ-дегазации Земли формула "нефть из жизни" представляется архаичной. В обобщенном виде точнее выглядит формула "нефть и жизнь из продуктов дегазации Земли", причем в накоплении горючих ископаемых (нефть, газ, газогидраты, торф, угли) и разных концентрированных форм ОВ (углистые и битуминозные породы) ведущее место принадлежит УВ-ветви дегазации Земли». Кстати сказать, в пользу этого свидетельствуют и астрофизические данные – углеводородов очень много в космосе, особенно на планетах-гигантах и их спутниках.

Ситуация повторяется. Гипотеза о биогенном происхождение углеводородов с сиюминутной точки зрения исключительно выгодна тем, кто их добывает и продает, а эти последние достаточно богаты, чтобы купить любых экспертов и любых пиарщиков. В эту гипотезу, в ее пропаганду вкладываются огромные деньги, и именно они делают ее “общепризнанной”. А гипотеза неорганического происхождения нефти и газа замалчивается и находится в тени. Огромные усилия ее энтузиастов и приверженцев по большей части остаются, если не тщетными, то по меньшей мере сильно недооцененными и недоиспользуемыми.

Между тем, для стран, зависящих от импорта углеводородов (а это отнюдь не малая группа, включающая в себя как слабую Украину, так и сильную Японию), особенно для слабейших из них, неорганическая нефть представляет собой серьезный – а возможно и единственный – шанс продлить углеводородную эпоху до тех пор, пока они не накопят инвестиционный потенциал, достаточный для следующего шага в энергетике.

Для реализации этого шанса для себя и для других Украина могла бы сделать очень многое. В некотором смысле она могла бы стать лидером в этой группе стран, выступив с инициативой создания международного Консорциума по глубокому бурению для разведки неорганической нефти и предоставив ему для работы собственные площадки (перспективные площадки у нас есть), могла бы взять на себя роль его организатора при международном финансировании, одновременно отыскав здесь и импульс для собственного развития. Чем не “национальная идея”? Но для того, чтобы она не стала чем-то вроде бендеровских Нью-Васюков, к ней нужен интерес власти и бизнеса, интерес серьезных политиков и финансистов. И люди, обладающие нужным для этого интеллектуальным складом в украинском бизнесе есть. Спонсировала же несколько лет тому назад очень серьезная финансовая группа достаточно сомнительные частные исследования людей, обещавших “отопить Киев мотком ржавой проволоки”. Хотя там отрицательный результат был практически предопределен, а здесь шансы большие.



пятница, 19 марта 2010 г.

Этот непонятный Перельман

http://www.newsland.ru/News/Detail/id/476859/cat/69 

Российский математик Григорий Перельман "думает над тем, чтобы принять премию", присужденную ему американским Математическим институтом Клэя за доказательство гипотезы Пуанкаре. Об этом заявил президент института Джеймс Карлсон.

"Я уже связывался с господином Перельманом, сообщил ему о присуждении нашей премии, он сказал, что польщен этим", - сообщил ИТАР-ТАСС Джеймс Карлсон. Однако, по его словам, пока непонятно, захочет ли Перельман принять премию, размер которой составляет 1 миллион долларов. "Мы намерены 8 и 9 июня этого года провести в Париже конференцию, на которой будет отмечаться обретение доказательства теории Пуанкаре, и там хотели бы вручить господину Перельману премию, но я думаю, что он вряд ли приедет туда", - сказал директор института Клэя.

Отвечая на вопрос, что будет в том случае, если ученый, известный своим спокойным отношением к наградам, все-таки откажется принять миллион долларов, Карлсон сказал, что пока надеется, что этого не произойдет. "Если же все-таки такое случится, члены консультативной комиссии нашего института будут думать, что делать", - добавил он.

В 2006 году Перельман уже отказался от высшей награды в мировой математике - Медали Филдса.

Гипотеза Пуанкаре является одной из семи задач, за решение которых Математический институт Клэя присуждает Премию тысячелетия. Перечень требующих решения "задач тысячелетия" был впервые обнародован в 2000 году. Премия была учреждена для того, чтобы обозначить наиболее сложные проблемы, с которыми сталкиваются математики, а также поощрить ученых к их разрешению.

Гипотеза Пуанкаре, сформулированная в 1904 году и доказанная ровно через 100 лет - в 2004 году Перельманом, относится к важнейшим проблемам топологии (топология - часть геометрии, посвященная изучению феномена непрерывности, выражающегося, например, в понятии предела – прим. Вести.Ru). Чтобы пояснить суть этой проблемы неспециалистам, обычно говорят, что речь идет о "расправлении" трехмерной поверхности, удовлетворяющей некоторым условиям, в сферу.

четверг, 18 марта 2010 г.

Правде надо смотреть в глаза

Америку действительно трудно упрекать в войнах за территории. Ну и, спасибо Виктору Померанцеву (vadimov.net), - старых друзей, как и жен, мы начинаем ценить только в старости, - время от времени подбрасывающему интересный материал.

Слышно было, как муха пролетит.
Некий американский автор о европейцах и американцах
 
Во времена, когда наш президент и другие политики то и дело извиняются за совершённые ранее действия нашей страны, предлагаю вам вспомнить несколько эпизодов того, как некоторые из наших патриотов реагировали на негативные высказывания по поводу Америки и её граждан.
_______________________________________________

Дин Раск, Госсекретарь США во времена президентства Джона Кеннеди, находился во Франции в начале 60-х годов, когда де Голль решил вывести Францию из состава НАТО. Он заявил, что хочет, чтобы все военнослужащие армии США были вывезены из Франции как можно скорее.
Раск ответил на это следующим образом: «Следует ли включить в число вывозимых из Франции тех, кто здесь похоронен?»
Де Голль промолчал. И слышно было, как муха пролетит…
_______________________________________________

Когда Колин Пауэлл находился в Англии, где он участвовал в работе довольно большой и представительной конференции, присутствовавший там архиепископ Кентерберийский спросил его, можно ли считать наши планы по поводу Ирака ещё одним примером того, что президент Джордж Буш занимается «строительством империи».
Пауэлл ответил ему следующим образом: «В течение многих лет Соединённые Штаты подвергали большой опасности многих своих молодых мужчин и женщин, отправляя их за пределы своих границ сражаться за свободу. И единственной территорией, которую мы когда-либо просили взамен, была земля, в которой мы хоронили тех, кто не вернулся домой». И слышно было, как муха пролетит.
_______________________________________________

Во Франции проходила международная техническая конференция, в которой принимали участие инженеры из многих стран, в том числе французские и американские. Во время одного из перерывов кто-то из французских инженеров, вернувшись в зал заседаний, сказал: «Вы слышали, какой фокус выкинул Буш? Он послал в Индонезию авианосец, чтобы помочь жертвам цунами. Он что, собирается бомбить их?».
Находившийся там инженер фирмы Боинг встал и спокойным тоном объяснил: «Наши авианосцы имеют на борту по три госпиталя, в которых могут лечиться несколько сот человек; их ядерные силовые установки могут снабжать электричеством различные береговые объекты; в трёх кафетериях могут получать пищу по три раза день до 3000 человек; их опреснительные установки могут производить из морской воды несколько тысяч галлонов пресной воды ежедневно; и на авианосцах находятся полдюжины геликоптеров, которые могут использоваться для транспортировки больных и раненых. У нас есть одиннадцать подобных кораблей, а сколько есть у Франции?» И слышно было, как муха пролетит…
_______________________________________________

Некий адмирал флота Соединённых Штатов присутствовал на военно-морской конференции, в которой, помимо адмиралов из флота США, принимали участие также адмиралы из флотов Британии, Канады, Австралии и Франции. Во время устроенного для участников конференции приёма, перемещаясь по залу, он оказался в большой группе офицеров, в которой можно было найти людей из почти всех этих стран. Попивая свои коктейли, все они участвовали в непринуждённой беседе, которая велась на английском. И вдруг французский адмирал с обидой посетовал, что в то время как европейцы изучают многие языки, американцы учатся только английскому, и с вызовом спросил: «Почему мы должны на всех подобных конференциях говорить на английском, а не на французском?»
Американский адмирал среагировал мгновенно: «Может быть потому, что англичане, канадцы, австралийцы и американцы позаботились о том, чтобы вам не пришлось говорить на немецком». И слышно было, как муха пролетит…
_______________________________________________

А ЭТА ИСТОРИЯ ОЧЕНЬ ХОРОШО СОЧЕТАЕТСЯ С ПРЕДЫДУЩЕЙ.
Роберт Уайтинг, пожилой джентльмен в возрасте 93 года, прибыл в Париж на самолёте. Проходя паспортный контроль, он замешкался, довольно долго разыскивая в своей дорожной сумке паспорт.
Французский таможенник, не скрывая сарказма, спросил его: «Месье, вы уже бывали во Франции?»
Мистер Уайтинг ответил, что да, он бывал во Франции.
«Тогда вам должно быть известно, что надо готовить паспорт заранее».
Американец сказал в ответ: «Последний раз, когда я был здесь, мне не надо было предъявлять паспорт».
«Но это невозможно. Американцы всегда должны предъявлять паспорт, когда они прибывают во Францию».
Пожилой американец пристально посмотрел на француза, а потом спокойно объяснил: «Когда в 1944 году я прибыл на пляж Омаха (участок нормандского побережья Франции, один из основных участков высадки войск союзников – Прим. перев.) в день «Д», чтобы поучаствовать в освобождении вашей страны, мне не удалось найти ни одного француза, чтобы предъявить ему паспорт. И слышно было, как муха пролетит.

Оригинал данного текста на английском был получен по электронной почте без указания автора и источников.
Перевод с английского Эдуарда Маркова, МАОФ. Март 2010 г.

Новый геополитический проект


Лет 10-15 тому назад, будучи одним из ведущих журналистов харьковской газеты “Грани”, автор в ряде публикаций рассматривал ту идею, что Украина должна (что ей это просто выгодно – и экономически и геополитически) отказаться от своего национализма и активно участвовать в интеграционных процессах на постсоветском пространстве – в первую очередь с Россией и Белоруссией – постепенно становясь его лидером и значительным резервуаром элиты для вновь формирующегося сообщества. Важные предпосылки для этого – у Украины гораздо более здоровый генофонд, менее спившееся население, а объединение территорий ослабляет остроту демографических проблем, особенно острых у России. Реализация этого проекта могла бы сильно повлиять на судьбу всей Евразии. И вот… Впрочем, читайте сами:


Россия хочет создать Великое государство со столицей в Киеве

http://www.mignews.com.ua/ru/articles/16910.html

Украине предложили до 2020 года объединиться с Россией и Беларусью в одну Великую Украину. Об этом идет речь в письме депутата Государственной думы Российской Федерации, председателя комитета по вопросам экономической политики и предпринимательства Евгения Федорова депутату Верховной Рады Украины Остапу Семераку.

Как передает телеканал "1+1", в письме, в частности, отмечается: "Мы убеждены в том, что главным и ключевым условием реализации нашего геоисторического проекта является последовательное интеграционное государственное строительство с целью создания до 2020 года нового высокоэффективного украино-белорусско-российского государства со столицей в Киеве, который объединяет регионы от Кольского полуострова до Крыма, от Карпат до Сахалина, от Буга до Байкала".

Российский парламентарий предлагает унифицировать политические, социальные, экономические, финансовые, военные и другие стандарты трех держав, ввести единую валюту и таможенные правила, сообщает Лига.

По данным Остапа Семерака, подобные письма получили по меньшей мере 50 депутатов украинского парламента. Ни один из них, по мнению народного депутата, публично не отреагировал на подобное обращение.

Предложение депутата Госдумы РФ изменить государственные границы нынешней Украины, ее статус пока не стали предметом рассмотрения Совета национальной безопасности и обороны и не вызвали заинтересованности у СБУ и внешней разведки.



вторник, 16 марта 2010 г.

Раздвоение Ефима Драбкина

Майя Немировская, Владислав Шницер

Этот текст (под другим названием) перепечатан многими сайтами, и я не знаю, кто был первым. Поэтому обойдусь без гиперссылки. Так, по-моему, в данной ситуации даже справедливей. Международная еврейская газета приурочила эту публикацию к его 80-летию. 8 марта ему исполнилось 82.

Эфраиму Севеле (Ефиму Драбкину) – 80!
Он стал известным вдруг. Лукас Лонго, американский писатель, в газете «The New Haven Register» объявил сразу после выхода из печати в 1973-году его первой книги «Легенды инвалидной улицы»: «Среди нас появился великолепный писатель. Эфраим Севела достиг вершин еврейской комедии. Мы имеем дело с подлинной комедией, в которой блистал Вильям Сароян в его лучших вещах».

Сегодня Эфраим Севела - писатель, кинорежиссер и сценарист с мировым именем, автор 15 романов и повестей, выдержавших почти 280 изданий на различных иностранных языках, создатель 13 художественных фильмов, среди которых «Колыбельная», «Ноктюрн Шопена», «Попугай, говорящий на идиш», ставших классикой современной кинематографии, в гостях у Международной Еврейской Газеты.

ЭФРАИМ СЕВЕЛА:

Я поздно пришел в литературу, но успел написать почти все, что задумал. Не хватило сил на роман «Танец рыжих». И чуда не случится – уже давно не молод и болен. А вот амплуа режиссера только примерил. Разбежался – и рухнул.

Осмысление творческой, а, следовательно, и самой моей жизни, в фильме «Господи, кто я?», который я снял для Российского ТВ. Заодно и обращение к читателю, зрителю: не придумывайте меня, я такой, какой есть. А слухов обо мне (было, теперь не знаю) предостаточно. Таков уж удел человека не «усредненной» судьбы. А уж если он талантлив и удачлив…Но прежде, чем обрести право задаться вопросом «Господи, кто я?» и ответить на него, мне предстояло прожить нелегкую жизнь…

Я родился в небольшом белорусском городке Бобруйске и рос в обычной семье довоенных лет. Отец – кадровый офицер, коммунист, известный спортсмен, тренер по классической борьбе. Спортсменка и мама – в беге на дистанции с барьерами. Сильная, властная, она была крута на руку, и мне частенько доставалось по заслугам.

До Отечественной войны в Бобруйске на сто тысяч населения приходилось 65 тысяч евреев. И евреи и неевреи – все говорили на мамэ-лошен и одинаково картавили. Немцы и белорусские полицаи уничтожили свыше двадцати тысяч наших евреев. Сегодня в Бобруйске их по пальцам перечесть. Зато в своих странствиях я часто встречал земляков и их детей в Израиле, Америке, Германии.

… Война стремительно приближалась к Бобруйску. Мы с матерью и сестренкой (отец с первых минут на фронте) едва успели бежать. А ночью взрывная волна немецкой авиабомбы, разорвавшейся рядом с мчавшимся на Восток поездом, смахнула меня с открытой, с низкими бортами, товарной платформы под откос. И швырнула в самостоятельную жизнь – суровую, беспощадную.

Двенадцатилетний подросток из благополучной еврейской семьи, я впервые остался один. Без родителей. Без учителей. Без ничьего надзора… И , упрямый и своенравный, пошел дорогой, которую выбрал сам. Сбежал из детдома, из ремесленного училища, с завода, где рядом с такими же бездомными пацанами точил мины для фронта. Ушел в никуда из совхоза под Новосибирском, где таскал пудовые мешки с зерном и жил в многодетной семье вдовы фронтовика Полины Сергеевны, выходившей меня, когда полуживой от голода, болезней дополз и свалился у ее землянки. Имя этой умной, суровой, заботливой женщины я, став писателем, сохранил в автобиографической повести «Все не как у людей».

Я бродяжничал, исколесив на товарняках Урал, пол-Сибири, и добывал хлеб насущный душещипательными песнями, которые пел в эшелонах солдатам, ехавшим на фронт, беженцам, возвращавшимися в родные места, в набитых до отказу вокзалах. У меня был звонкий мальчишеский дискант. Ночевал в товарных порожняках, на полу в вокзальном закутке, а в теплую пору и под случайным кустом. Бездомная, голодная, немытая жизнь влекла к себе свободой, неожиданными ситуациями, встречами с новыми людьми, собственным миропознанием.

Так впервые я ощутил вкус одиноких скитаний, которые впоследствии станут стилем моей жизни. Осенью 43-го на железнодорожной станции Глотовка меня подобрал командир направлявшейся на фронт бригады противотанковой артиллерии Резерва Главного командования полковник Евгений Павлович Крушельницкий.

Меня постригли, одели в подогнанное на ходу солдатское обмундирование, «укатали» на фронт. И я, «сын полка», прошел с бригадой весь ее боевой путь - через Белоруссию, Польшу, Германию – до Ной-Бранденбурга.

Полковник – ах, какой колоритный был мужик! - полюбил меня. Считал умным и образованным. Еще бы, я назубок знал все марки немецких, американских, английских самолетов и танков. Память была отличная. Он был одинок (немцы расстреляли жену и единственную дочь), хотел усыновить меня и отвезти учиться в Московский университет. Не довелось. За две недели до окончания войны его смертельно ранило осколком шальной немецкой гранаты. Последние слова были обращены ко мне: «… Сынок, а в университет пойдешь без меня…».

Полковник Крушельницкий и другие армейские сослуживцы стали прототипами персонажей моих книг о войне. В их числе – моя самая любимая «Моня Цацкес - знаменосец».

Судьба оказалась ко мне милостива. В Бобруйске, в уцелевшем родительском доме, меня, невредимого, да еще с медалью «За отвагу» на груди, встречали мама с сестренкой. А вскоре вернулся и отец. Он провел в немецком плену почти все четыре военных года и уцелел, успев переодеться в солдатскую форму, заручившись солдатский книжкой с татарской фамилией.


24 февраля 1971 года 11.00 по московскому времени в стране, где страх сковал языки, в самом центре Москвы, напротив Кремля, сошлись в Приемной Президиума Верховного Совета СССР двадцать четыре человека. Двадцать четыре советских еврея, безоружные и ничем не защищенные, в отчаянной решимости бросить вызов Голиафу. Они поставили свои головы на кон, кинулись в бездну, чтобы дать пример другим, своими костьми пробить брешь в стене, отделявшей евреев СССР от остального мира, и выдвинув ультиматум – свободный выезд в Израиль – объявили сухую бессрочную голодовку. В этом акте отчаяния, судьбоносном для советских евреев, участвовал и я, уже известный советский журналист, киносценарист и режиссер. 

Тогда я жил в Москве, был женат на падчерице Эдит Утесовой – Юлии Гендельштейн, у нас росла очаровательная дочка Машенька, любимица Леонида Осиповича. Знаменитый артист любил и меня. На экраны кинотеатров один за другим выходили художественные фильмы по моим сценариям. Шутка ли, семь фильмов за шесть лет!.. Казалось бы, все складывалось удачно. И все же решил уехать. Я долго был «российским империалистом» и любил свою «империю». Мне нравилась она. Но с некоторых пор, при Брежневе, я почти откровенно перестал воспринимать советскую власть. Власть можно уважать, даже бояться. Но когда смеешься над ней, жить под ее началом невозможно. Понял: в такой обстановке пройдут мои самые энергичные годы, и я начну шамкать как Брежнев.

Много времени спустя, уже вырвавшись из СССР, я мучительно докапывался до истинных причин, побудивших меня сломать прежнюю, хорошо налаженную жизнь во имя туманного и неясного будущего. И понял, что моими поступками двигало стремление начать новую, более нравственную жизнь. Для этого надо было окончательно порвать с советской властью и страной, которая задыхалась под ее безжалостной пятой. Я никогда не занимался политикой, не был ни диссидентом, ни сионистом, но я принял участие в акции за свободный выезд евреев в Израиль. И случилось, можно сказать, историческое событие: наша акция закончилась победой. Правительство уступило – менялся мир, международная обстановка, внешняя политика СССР. Президиум Верховного Совета СССР принял Постановление «О создании Комиссии по выезду в Израиль из СССР граждан с лишением их советского подданства». А нам, участникам акции, предписывалось покинуть страну немедленно.

До конца своих дней буду помнить тот звездный час взлета человеческого духа и благодарить судьбу за то, что она привела меня к тем, кто не убоялся. Не скрою, я горжусь своим участием в первой открытой политической забастовке за всю историю советской власти, когда горстка людей в здравом уме и трезвом рассудке добровольно прыгнула в пасть чудовища во имя идей, ради блага многих.

Едва я появился в ОВИРе, чтобы оформить документы на выезд, меня пригласили к начальнику антисионистского отдела КГБ СССР генерал-лейтенанту Георгию Минину. «Вот ваше личное дело, - и он открыл пухлую канцелярскую папку. - Честно сказать, будь моя воля, никогда б вас не отпустил. У нас таких людей по пальцам перечесть. – Минин достал из папки пачку Благодарностей Верховного Главнокомандующего, они вручались офицерам и солдатам за участие в наступательных операциях минувшей войны. - Ну, как отпустить такого воина?! – воскликнул генерал и продолжал наставительно: - Очень скоро вы окажетесь на войне…» «Вам видней, - смело отвечал «свободный человек», - это вы, в КГБ, планируете войны на Ближнем Востоке». Генерал пропустил мою реплику мимо ушей: « Не посрамите чести своих боевых учителей!» Но медаль «За отвагу», врученную мне «учителями», изъяли вместе с советским паспортом и значком об окончании Белорусского государственного университета. 
 
Пройдет много лет, и я, вернувшись в Москву, выступлю на конференции по случаю организации Российского Еврейского Конгресса. Рассказав с трибуны о напутствии генерала Минина перед выдворением из СССР, и, воспользовавшись присутствием в зале мэра Лужкова, обращусь к нему с просьбой: «Юрий Михайлович, если вы когда-нибудь увидите генерала Минина, передайте ему, пожалуйста: его наказ – не посрамить боевых учителей - выполнен с честью. На второй же день войны «Судного дня» я из советской «базуки», захваченной в бою с арабами, подбил два арабских советских танка «Т-54» и противотанковую пушку».

Зал взорвался смехом, И, кажется, громче всех смеялся Лужков.

… Выдворенный из СССР, я мог с семьей обосноваться в любой европейской стране, в Америке, но стремился в Израиль. Помниться, по дороге в аэропорт Шереметьево висели трехметровые афиши с портретами Нади Румянцевой из «Крепкого орешка» и Ирины Скобцевой из «Аннушки» - моих фильмов. У Скобцевой на щеке слеза с кулак. На каждой афише черные полосы – мое имя вымарано. И дочка Маша сказала: «Папуля, Москва в трауре». А когда стюардесса объявила, что наш самолет пересек воздушную границу СССР, и я воскликнул «Вот мы и на свободе!», моя мудрая двенадцатилетняя дочь охладила меня: «Папа, ты забыл, мы в самолете Аэрофлота, он может повернуть назад».

С тремя сотнями долларов в кармане я с семьей объявился в Париже. Почему Париж? Между СССР и Израилем в те годы были прерваны дипломатические отношения. В Тель-Авив летали с пересадкой в Париже. Но меня-дурака всегда бережет Бог. Куда бы ни попадал, за волосы вытаскивает, хотя я и безбожник. И потому, когда я прилетел в Париж, попал сразу же в объятия барона Эдмонда Ротшильда.

Встречали нас как папанинцев. Портреты в газетах, на обложках журналов, интервью на радио, ТВ! Ведь мы были первыми, кто прорвался. С чего и началась легальная эмиграция из СССР.

Ротшильд поселил нашу семью в фешенебельной зоне города, приглашал в свою загородную резиденцию и часами жадно слушал мои истории. В общении нам помогала Маша. Закончив в Москве пять классов французской школы, она свободно, да еще с парижским акцентом, говорила по-французски.

Это он, барон Эдмонд, буквально, силой засадил меня за перо. Так родилась моя первая книга «Легенды инвалидной улицы». Я написал ее за две недели, рассказал истории о городе своего детства и его обитателях. Первой по просьбе Ротшильда рукопись прочитала Ида Шагал – дочь Марка Шагала. «Вы не знаете, что написали! – сказала она мне. – Вы последний еврейский классик на земле!». А сам Марк Шагал рукопись читал всю ночь и наутро вышел с красными глазами. «Молодой человек, - сказал он мне, пригласив к себе, - я вам завидую: эта книга будет самым лучшим витамином для евреев, чтобы они не стыдились называться евреями». Позже критик, анализируя мое творчество, напишет: «Эфраим Севела, писатель небольшого народа, разговаривает со своим читателем с той требовательностью, суровостью и любовью, которые может позволить себе только писатель большого народа».

«Легенды Инвалидной улицы» в том же году издадут в Америке, затем в Англии, Германии, Японии, три года спустя - в Израиле на иврите и русском. Став бестселлером после публикации крупнейшим издательством США «Doubladay», «Легенды» принесут мне, их автору, мировую известность и признание. Но лишь в начале 90-х книга наконец-то появится в России: произведения авторов, выдворенных из страны и лишенных ее гражданства, в СССР не печатали. А барон Ротшильд, выслушав восторженный отзыв Иды Шагал, скажет: «Надо издавать. - И, обратясь ко мне, добавит: - А рукопись, пожалуйста, подарите мне, я положу ее в сейф и, надеюсь, когда-нибудь разбогатею».

Я прожил в Париже почти полгода. «Куда ты рвешься? Тебе надо хотя бы на год остаться в Париже, – уговаривал меня Ротшильд. – Я дам тебе в Версале замечательную квартиру (он тогда финансировал реставрацию дворцового комплекса). Оставайся!». Но я хотел своими глазами увидеть Эрец-Израэль.

Я так стремился на Землю обетованную, а прожил там всего шесть лет. Что ж произошло? Возможно, в Израиле я искал Европу, а это - Восток. Скажу иначе. Мы с Израилем друг друга не поняли. И не приняли. Хотите конкретнее? Мне, например, не нравилось, что если в России я был евреем, то здесь считался русским. И там, и там меня не любили как чужака. Что мои дети, в жилах которых три четверти еврейской крови (бабушка со стороны их матери русская), не считаются евреями. «Не хочу жить в стране, где, когда я умру, меня, как собаку, похоронят за оградой кладбища», - заявила моя повзрослевшая дочь и уехала в Европу. А я – в Америку.

Я надеялся сделать значительно больше для своего народа. Но каждый раз натыкался на неодолимую стену. Так, например, произошло с попыткой организовать израильскую киностудию. Я собрал среди иммигрантов сотню профессиональных кинематографистов, но «свои» не уступили нам, чужакам, этого, на их взгляд, «хлебного» места.

Я родил в Израиле сына, рядовым солдатом участвовал в «Войне Судного дня». После войны «Сохнут» направил меня в Америку. За полгода объездил более трехсот городов и городишек, где жили евреи. На митингах, собраниях «долларовых доноров» рассказывал о народе Израиля, в одиночку победившем в войне и нуждавшемся в материальной помощи. Собрал 500 миллионов долларов. Об этой поездке я рассказал в книге «Возраст Христа».

Парадокс: при всем неприятии Израиля, мне там хорошо работалось... Написал книги: «Викинг», «Мраморные ступени», «Остановите самолет, я слезу», неодобрительно встреченную израильской прессой, «Моня Цацкес – знаменосец», «Мужской разговор в русской бане», «Почему нет рая на земле», киноповесть «Мама» и рассказы, вошедшие в сборник «Попугай, говорящий на идиш». Видимо, солнце моей исторической родины, ее воздух, природа благотворно влияли на меня. И все же покинул этот творческий оазис, ибо наступил момент, когда понял: не уеду, – иссякну. При активной помощи ханжей, которые принялись оговаривать меня за правду в моих книгах.

Избрав Нью-Йорк местом постоянного жительства - еще в 1975-м я получил гражданство США «по преимущественному праву» - поселился на Брайтон бич. Жена отказалась переехать в Америку и осталась с детьми в Англии. Семья, которой так дорожил, распалась. К тому же, мой плохой английский ограничивал общение с американцами. Брайтонский сленг (для несведующих: русско-английско-одесско-идишско-ивритский плюс матерный) был куда милее, понятней и ближе. Для брайтонцев я был «наш писатель». Армянка Рима, хозяйка ресторана, где я постоянно обедал, говорила: «Когда вы уедете, повешу у вашего столика табличку: «Здесь сидел и жевал баранину наш писатель Эфраим Севела». А каких повстречал людей! Сколько узнал уникальных историй! И не написал о Брайтоне. Болезнь помешала.

Я подолгу не задерживался в Америке. Не обремененный никем и ничем, побывал в Швеции, Голландии, Италии, Сингапуре, Англии, Франции, Польше, Германии, Камбодже… Жил повсюду, где было интересно и хорошо. За 18 лет скитаний объехал полмира, черпая сюжеты для будущих книг, сценариев. И родились: киносценарии «Ласточкино гнездо» - о советских разведчиках в Англии; «Муж, как все мужья» - о жизни в Израиле; «Белый Мерседес» - о Мюнхенской олимпиаде 1972-года; «Сиамские кошечки» - о Таиланде, повесть «Продай твою мать» - о еврейских иммигрантах в Германии. Порой неожиданно срывался с насиженного места, и оказывался на другом конце Земли.

…Недавно прислали мой архив из Берлина. Я снимал там квартиру и, помнится, много писал. Куда-то сорвался, оставил всё, рассчитывая вернуться. И забыл. И вот теперь, прошло лет двадцать, хозяйка квартиры через своих друзей нашла меня и прислала мой архив. А в нем рукописи небольшой повести «Возраст Христа» и романа никогда не издававшегося по-русски «Последние судороги неумирающего племени». Обе книги вышли в начале 2007 года в издательстве «АСТ».

Мне легко пишется и на Брайтоне я даже прослыл лентяем. В хорошую погоду часами валялся на пляже. «Когда и чем он занимается?!» - возмущались брайтонцы. Но вот вышла книга «Тойота Королла», и они ахнули: «Когда же он сумел написать ее?» В моих рукописях вы не найдете правок, вариантов, разве что небольшие вставки. У меня все складывается в голове. Могу просто диктовать, не поправляя потом ни слова. Сажусь и строчу.

Одна за другой издавались и переиздавались мои книги. Но этого мне было мало. Хотелось делать кино. А я умел это еще в Москве. Но за все годы иммиграции не снял ни одного фильма. Чужаку пробиться в Голливуд или на киностудию какой-либо европейской страны – и не мечтай. Собрав деньги в США и Германии и, доложив 250 тысяч долларов, я приступил к постановке фильма «Колыбельная» - о трагедии европейского еврейства в годы Второй мировой. Снимал его в Польше, где до войны еврейское население было особенно многочисленным, а уцелели лишь немногие. В «Колыбельной» почти нет профессиональных артистов. Обычные люди, подходящие по типажу. Порой найденные случайно. Проезжая на машине мимо польской деревеньки, я увидел женщину с тяжелой сумкой. Да это ж – «Мадонна» Рафаэля! И остановил машину.

Так же случайно нашли и обреченных на убиение «апостолов Петра и Павла». А еврейскую колыбельную с моего голоса спела знаменитая польская эстрадная певица Слава Пшебыльска. В детстве у нее были друзья-евреи, и она знала идиш. Я впервые показал «Колыбельную» в Америке. И газета «Чикаго сан Таймс» назвала этот фильм самым сильным о Катастрофе европейского еврейства в годы Второй мировой войны.
 
В 1991 году я по приглашению Союза кинематографистов СССР впервые за восемнадцать лет эмиграции прилетел в Москву. Кто-то из встречавших меня в Шереметьево спросил: «Ты к нам надолго?» Я неосторожно пошутил: «До полного обвала». И… зазвучала по радио классическая музыка, а на телеэкранах затанцевали белые лебеди. И по улицам Москвы поползли танки Кантемировской дивизии. Россия встала на дыбы.

Я окунулся в кипучую жизнь. Она уже не шла мимо меня, как в странах, где жил в годы эмиграции. С восторгом наблюдал, как зарождается новая жизнь, с треском ломается старая. Мне восстановили российское гражданство, Лужков дал квартиру. «Мы на эмиграции потеряли много голов, - сказал мэр, - и поэтому будем принимать с комфортом всех, кого зря в свое время с такой легкостью отпустили».

Я получил возможность делать кино. По собственным сценариям один за другим снял: «Попугай, говорящий на идиш», «Ноктюрн Шопена», «Благотворительный бал», «Ноев ковчег», «Господи, кто я?». Телевидение устроило передачу, посвященную моему возвращению в Россию, и зрители впервые увидели фрагменты из фильма «Колыбельная». По предложению Госкино я проехал с этим фильмом, собирая переполненные залы, по всем крупным российским городам, побывал в Тбилиси, Одессе, Кишиневе, Вильнюсе, Риге, Минске. Огромными тиражами издавались мои книги.

Наладилась и семейная жизнь. Я женился на прелестной женщине, талантливом архитекторе Зое Осиповой, ставшей моим верным другом, умным помощником.

Но кончилась эйфория начала девяностых. Паралич власти вывел на поверхность российской жизни тучи мошенников, обгладывающих усыхающее дерево экономики страны. Она и поныне проходит стадию начального капитализма, самого бесчеловечного и безжалостного, какого давно в мире нет. Провозглашенная в России демократия - без справедливого и сурового правопорядка - хаос, путь в бездну. Политические партии и группировки продолжают до хрипоты спорить о судьбах страны, а она, страна-то, корчится в удушливых объятиях криминального мира, празднующего пир на ее холодном теле.

А я? Знаю, читатель любит мои книги. Они по-прежнему печатаются большими тиражами. Издан шеститомник моих сочинений. А фильмы? Разве-что по военным праздникам покажут ранним утром по ТВ «Годен к нестроевой», который я снял по своему сценарию еще в 1968 году. О моих книгах, фильмах и сегодня пишут за границей. В Польше известный критик Анджей Янковски издал книгу «Проза Эфраима Севелы» А для российских СМИ я словно и не существую. Хоть выругали бы разок! В родной стране – чужой. Быть может, причиной тому еврейская тематика моих произведений?

Не так давно, не дожив трех месяцев до ста лет, в Лос-Анджелесе умер мой отец. Порой думаю: а где успокоюсь я в этом мире, исхоженном мною вдоль и поперек?



Rambler's Top100 Полный анализ сайта Всё для Blogger(а) на Blogspot(е)! Закладки Google Закладки Google Закладки Google Delicious Memori БобрДобр Мистер Вонг Мое место 100 Закладок