понедельник, 11 октября 2010 г.

СССР - родина "Большого Бункера"


Приведенный ниже текст – коллекция отрывков из книги Виктора Суворова “Контроль”. Отрывков, посвященным строительству Сталиным запасной столицы СССР в Жигулевских горах. Т.е., идея строительства “большого бункера”, уже мелькавшая в статьях данной рубрики, достаточно стара. Да и была ли она реализована? Скорее всего - нет. 



— А знаете, я догадался. Это своего рода ключ к какой-то очень сложной
электротехнической системе, которую вы создаете там, у себя, в Советской
России. Например, мистер Сталин создает запасную столицу на случай войны...
Все системы связи стягивает куда-то в сторону от Москвы. Чтобы запасной
столицей и ее системами связи никто не мог воспользоваться без его
разрешения, он создает электротехнический прибор, который по сложности не
уступает самым совершенным шифровальным машинам мира и в то же время невелик
по размерам — помещается в небольшом чемодане или даже в портфеле. В России
вы не можете заказать такой прибор: враги мистера Сталина могут узнать об
этом заказе, прибор украдут и используют его против мистера Сталина, взяв
под контроль все системы связи страны. А в Америке вы заказываете такой
прибор и не боитесь: экспертам фирмы непонятно назначение прибора, если они
и догадаются, что это ключ к чему-то, они все равно не могут им
воспользоваться, так как не знают, где находится та самая секретная столица
со всеми ее системами связи, которые этим ключиком открываются... Я прав?
Пока хозяин кабинета говорил, гость внимательно слушал. Теперь настало
его время говорить.
— Мистер Стентон, у вас в Америке есть очень хорошее выражение:
любопытство губит кота...
В глазах гостя сверкнуло нечто такое, что согнало улыбку с губ мистера
Стентона. — Очень вас прошу никогда никому не высказывать ваших
предположений относительно наших заказов.
— Но нас тут только двое...
— Мистер Стентон, нам обоим будет лучше, если вы не будете высказывать
своих предположений даже мне. До свидания.



— Будет у тебя, Настасья, своя келья. Сегодня домой поедем. Наш поезд в
два ночи.
— С какого вокзала?
— С Кремлевского.
Отошла стена в сторону. Открылся обыкновенный вестибюль станции метро.
Очень похоже на "Красные ворота". Только людей нет, нет кассиров, нет
контролеров. Никого нет. Два эскалатора. Спускающий и поднимающий. Оба
стоят. Нажал Холованов кнопку. Спускающий пошел. Спустились в подземные
залы. Опять нажал кнопку. Остановился эскалатор. И вдвоем с Настей — по
мрамору. Шаги гулкие далеко летят: бум-бум-бум-бум. Подземные залы с
коридорами, переходами и платформами по оформлению тоже на обыкновенную
станцию метро похожи — на "Дзержинскую". Только название нигде не написано.
Все привычно. Одно отличие: тоннели, по которым рельсы идут, закрыты
стальными стенами, как шлюзы на канале Москва-Волга. Не проломить те стены
никаким стихиям.
У одной платформы — ремонтный поезд. По локомотиву и вагону размашистые
надписи: "Главспецремстрой-12". Не понять, дизельный локомотив или
электрический. Наверное, и то, и другое. За локомотивом — зеленый вагон. Не
то багажный, не то почтовый: окон мало. А может, не багажный и не почтовый,
а вагон с оборудованием, лаборатория на колесах для проверки состояния
железнодорожного полотна. В окна не заглянешь. Окна изнутри плотно шторами
закрыты. За этим не то почтовым, не то багажным вагоном — платформа со
шпалами и еще платформа с какими-то механизмами. У локомотива — машинисты.
Кивнули Холованову. Ответил. У почтового вагона — проводник. Тоже кивнул.
Растворил проводник двери перед. Настей и Холовановым, закрыл за ними, тут
же поезд и тронулся плавно, вроде только их двоих ждали. Громыхнула-лязгнула
стальная стена, поезд пропуская в тоннель, и так же легко и плавно за
поездом затворилась, еще раз лязгнув замками, станцию запирая.
Внутри вагон вовсе не почтовый. И не багажный. И вовсе не лаборатория на
колесах. По коридору вагонному — пушистый ковер такой белизны, вроде по нему
никто никогда не ходил, а летал над ним. Стены и потолок — красного дерева.
Куда ни глянь — зеркала одно другое отражают. Бронза солнечным блеском
сверкает. Так все металлические детали" начищены, что, кажется, сверкание с
каждой ручейком стекает.
— Сюда, — растворил Холованов узкую дверь. — В дневное время шторы не
открывать. В ночное можно открывать, когда в купе нет света. Проводника
зовут Сей Сеич.



Кроме пассажиров эти поезда почту везут. Пассажиров может не быть, а почта
каждый день бывает. Раз в неделю, по пятницам, один такой поезд ходит на 913-й
километр. В 12 ночи приходит, в 12 дня уходит. А вообще такие поезда по всему
Союзу мотаются. Тебе, спецкурьеру, эти маршруты все объездить предстоит.
— А сейчас куда едем?
— В монастырь.



Проволоку можно потом размагничивать, и на той же катушке записывать речь
другого человека, потом снова размагнитить.
— А зачем речь записывать?
— Чтобы слушать потом столько раз, сколько хочется. В Москве у нас уже
действуют несколько таких аппаратов. В основном там, где запретные зоны и
дачи высшего руководящего состава партии, правительства, НКВД, армии. При
строительстве правительственных дач к каждой предварительно подводится
подземный кабель. Все кабели сходятся к центрам записи. Каждый день со всей
Москвы в Кремль собираются катушки с проволокой и поездом доставляются к нам
в монастырь на анализ. Мы слушаем и выясняем, кто настоящий марксист, а кто
не очень...



— Теперь я тебе расскажу, куда нас сегодня занесла судьба. Тебе такие
вещи знать надо. Тут совсем рядом Волга. Впереди мост. Там, на левой
стороне, — Куйбышев. А тут, на правой, на север от нашего разъезда,
Жигулевские горы. Между Жигулями и Куйбышевым поперек Волги возводится
плотина самой мощной в мире Куйбышевской ГЭС. В Жигулевских горах по приказу товарища Сталина, начиная с февраля 1933 года, идет строительство подземного города. Великая освободительная война не за горами. Сейчас в составе Советского Союза одиннадцать республик, лет через пять их будет тридцать-сорок. Это число будет расти. Москва так и останется официальной столицей Советского Союза, но управлять миллионами войск и огромной, все разрастающейся страной с сотнями миллионов населения, лучше из никому неизвестного, недоступного и неприступного центра, который специально создается именно для этой цели...



— Обед в сорок первую комнату.
— Сейчас два ночи.
— Правда? Я и не заметила. Ну сообразите что-нибудь.
— Сейчас сообразим.
Не спит Институт Мировой революции. В любое время дня и ночи поднесут вам
обед. Можете называть его поздним ужином или ранним завтраком. Как
понравится. Не спит Институт Мировой революции, стрекочут телеграфные
аппараты, разбирают шифровальницы тексты, по библиотекам и хранилищам
документов такие же девочки, как Настя, согнулись над пухлыми папками,
подтягивает "Главспецремстрой" вагоны с катушками магнитной проволоки,
разгружают бойцы внешней охраны зеленые ящики, заполненные непонятно чем,
гудят самолеты на аэродроме, уходят во мрак группы каких-то людей...



— На случай большой освободительной войны необходимо иметь командный
пункт. Подземный город в Жигулях у Куйбышева — самый удачный выбор. Но имея
основную и запасную столицы, вам необходимо иметь какой-то предохранительный
механизм. Если он будет простым и маленьким, то его легко будет подделать
или чем-то заменить. Если он будет большим и сложным, то его невозможно
будет в критической обстановке постоянно иметь с собой. Оптимальное решение:
нечто сложное, как шифровальная машина, но вполне носимое, нечто в пределах
обыкновенного портфеля или чемоданчика...



— А фирма "НУВ" в Балтиморе?
— Я предположила, что такая штука спроектирована заключенными инженерами
у нас в монастыре или иностранными инженерами — тоже у нас в Монастыре. Но
производственная база монастыря не позволяет изготовить "Контроль-блок". Ни
одному отечественному заводу поручить такое дело нельзя. Столь необычном
заказе сразу станет известно в НКВД. Я предположила, что "Контроль-блок"
должен быть тайно заказан за рубежом так, чтобы изготовитель не знал
назначения этого агрегата. Лучше заказать такую вещь очень надежной, но
небольшой фирме. Я собрала сведения о всех, кто в мире мог бы выполнить
такой заказ. Таких фирм во всем мире оказалось мало — только семь. Одна в
Японии, четыре в Западной Европе, две-в. Соединенных Штатах. Логично
предположить, что заказ размещать будет лично Холованов. Осталось вычислить
его маршруты. Кому-то со стороны уследить за Холовановым весьма трудно, но я
работала с ним рядом и считала, что контроль должен распространяться и на
него. За последний год он ни разу не был ни в Японии, ни в Западной Европе,
но трижды — в Америке. Из двух американских фирм одна находится на Западном
побережье, в Сиэтле Холованов ни разу на Западном побережье не бывал. Другая
фирма, а именно "НУВ", находится на Восточном побережье, в Балтиморе. Точных
сведений о том, где он был и что он делал, у меня нет, но. Сопоставила
факты...



Они там в Москве теоретики, а он со всего ГУЛАГа собрал экспертов по
правительственной связи. И подсказали эксперты: не может один вождь две
столицы без присмотра оставить. Стягивает Сталин линии связи к Жигулям,
значит, должен заказать какой-то предохранительный механизм, которым эти
системы отпираются и запираются.
Показал Бочаров экспертам тоннели жигулевские, набитые аппаратурой связи,
посмотрели эксперты и указали: вот то самое место в броневой плите. Сюда
Сталин будет вставлять электротехнический прибор, который по сложности не
уступает лучшим шифровальным машинам, а по форме будет напоминать большую
книгу. Вот щель в броневой плите — вставил в нее этот самый агрегат, и все
системы связи страны под его контролем. Вытащил — и никто, кроме него,
подземным городом в Жигулях для управления страной воспользоваться не
сможет.



Не спит подземный город в Жигулях. Вагонетки скрежещут на поворотах.
Скрипит электровоз тормозами. Где-то сваи вбивают, и по километрам подземных
тоннелей грохот отдается. Где-то вгрызается в скалы Метрострой, где-то
откалывают, зэки тысячи тонн рыжих дробленых камней, где-то ревут
вентиляторы, вытягивая непроглядную пыль из забоев. А в тоннеле К-66 уже
тихо, уже светло, уже воздух чист и свеж. Уже идет монтаж. Уже установлены
бесконечным рядом серые шкафы, уже провешены связки разноцветных проводов
многокилометровой протяженности, каждый толщиной со сноп, который бронзовая
колхозница на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке торжественно и
решительно вознесла над своей металлической головой.
Тоннель К-66 — пять километров. Все пять аппаратурой забиты гудящей,
поющей, стрекочущей.



Спецучасток — это как бы тайная запасная столица области. Товарищ Сталин
в соответствии с той же логикой и для всего Советского Союза тайную столицу
строит. Заодно — и для всей Европы, и всей Азии. Вон там, в Жигулях. На той
стороне Волги. Хитер товарищ Сталин. Рядом развернул грандиозное
строительство Куйбышевской ГЭС — крупнейшей в мире. С одной стороны, столице
Европы много энергии потребуется. С другой — строительство ГЭС служит, кроме
всего, маскировкой строительства подземного города. Все знают, что великая
стройка вокруг — Куйбышевская ГЭС. Лагерей кругом столько, что в Куйбышеве
ночи белые, как в Ленинграде. Столько тут зон запретных, столько
электричества К тех зонах жгут, что по ночам рассеянным светом Вся область
озарена. Хоть газету читай. Так вот: гонят зэков эшелонами в Куйбышев, и все
понимают — на строительство ГЭС. Разгружают машины механизмы — для
строительства ГЭС. Тысячи тонн стали и цемента потоками идут: все понятно
строительство ГЭС. Все знают про ГЭС. Мало — про подземный город. Смотришь
на откосы Жигулей, ничего подозрительного не увидишь. Спрятано все. Так и
возле спецучастка НКВД ходить можно из года в год: в лесу забор зеленый да
проволока, собачки брешут. Что за забором? Да мало ли что! У нас вообще все
секретно. 

Тэги: поезд, тоннель, столица, Сталин, контроль-блок 

Комментариев нет:

Rambler's Top100 Полный анализ сайта Всё для Blogger(а) на Blogspot(е)! Закладки Google Закладки Google Закладки Google Delicious Memori БобрДобр Мистер Вонг Мое место 100 Закладок