четверг, 20 января 2011 г.

Умер Владимир Кошкин

Браво, маэстро!


Позавчера умер Владимир Моисеевич Кошкин. Доктор, профессор, лауреат, заслуженный и все такое. Но не это самое важное. 


Сегодня его хоронили. Он смотрел с фотографии из-под густых бровей и огромного лба на собственный гроб и заразительно смеялся…


Мы познакомились с ним лет десять назад у Ю. В. Ганделя на кафедре математической физики в университете. Потом я пару раз приходил к нему на Кафедру в ХПИ, но чаще общались по телефону. В общем, на очное знакомство у нас вряд ли пришлось более 10 часов. Но этого времени оказалось достаточно, чтобы в душе остался от него яркий, не зарастающий травой забвения след.

Нет сил искать слова. Я процитирую то, что написала о нем Елена Зеленина в харьковской газете “Время”: 


“Возможно, в Харькове есть ученые и более маститые, совершившие больше открытий, более цитируемые в мировых научных изданиях. Но Владимир Моисеевич Кошкин в наше утилитарное время, когда у многих нет сил ни на что «лишнее», состоялся не только в своей любимой науке — физической химии. Философ и поэт, публицист и методолог образования, он отличался от многих своих коллег широтой и глубиной постижения и главное — отношения к миру.


Он занимался химией многокомпонентных халькогенидов, квантовой механикой искаженных связей в кристаллах — и пытался разобраться в природе терроризма. Исследовал примеси в полупроводниках — и одновременно механизмы в теории эволюции. Изучал высокотемпературные сверхпроводники — и работал над количественными исследованиями гуманитарных задач. Разрабатывал критерий радиационной стойкости веществ — и длинноволновые периодические процессы в психологии социума.


Эмоциональное восприятие мира, науки, искусства, общества, попытки измерить эти эфемерные вещи с помощью математики и физики — для него это не было «лишним». Возможно, именно это и было подлинным смыслом его жизни”. А я к этой характеристике хочу добавить его собственные слова: “…больше всего я доверяю альтруистичным эгоистам, тем, кто берет из общего котла меньше, чем кладет в него. Это определение джентльмена. По Бернарду Шоу”.


Он писал стихи, он был публицистом, он пытался построить математическую теорию стиха. Он однажды сказал мне: “Вот – Пушкин и Шевченко. Одинаковой художественной силы гении. Но до чего же разные в человеческом масштабе. У одного “Блажен, кто посетил сей мир В его минуты роковые…”, а у другого “Садок вишневий коло хати, Хрущi над вишнями гудуть…” Вы чувствуете огромную разницу?” В этом кратком замечании – целая философия… А сколько таких замечаний он рабросал за свою жизнь? 


… Когда гроб вынесли из подъезда электротехнического корпуса, кто-то подал пример и взорвались аплодисменты. Под аплодисменты его и занесли в автомобиль. Так он и ушел, как маэстро. Под аплодисменты. 


Познакомиться с Владимиром Моисеевичем ближе можно здесь. А посмотреть портрет последних лет – здесь.

2 комментария:

Leybfreyd комментирует...

Паганель, спасибо !!!

Валерий комментирует...

И тебе, дорогой, спасибо, что прорезался. В профиле у меня есть е-мэйл, так что ты мог бы...

Rambler's Top100 Полный анализ сайта Всё для Blogger(а) на Blogspot(е)! Закладки Google Закладки Google Закладки Google Delicious Memori БобрДобр Мистер Вонг Мое место 100 Закладок