пятница, 23 июля 2010 г.

Как поменять народ?




Майя Марковна приезжала в Харьков похоронить мужа, с которым мы много лет проработали на одной кафедре. Они с Иваном Михайловичем после долгих колебаний и сомнений переехали жить в Нью-Йорк.

Нью-Йорк – это на той стороне шарика. И когда он звонил на кафедру, чтобы поздравить с 8 марта наших женщин, или мужчин с 23 февраля, или лаборантку Аллочку с днем рождения, или,..  ему для этого надо было специально встать ночью, а для этого надо иметь в душе особую память и нежность к людям, с которыми  тебе довелось жить на свете.

Но все кончается, и жизнь тоже. Иван Михайлович заболел редкостной формой рака, и хотя его, 19-го по всемирному счету носителя этой формы, бесплатно лечили во Всемирном онкологическом центре, увы, все, что когда-то составляло его сильное крупное тело, помещается теперь в легкой урне, захороненной в колумбарии 13-го кладбища.

А когда отстучали автоматные очереди погребального салюта, - последняя почесть, отданная бывшему офицеру, - Майя Марковна повезла собравшихся в кафе на поминки.

Сослуживцев за столом было немного, с большим перевесом преобладали люди из той другой жизни, в которую бывший подполковник ракетных войск стратегического назначения уходил после конца рабочего дня, сняв синий халат и аккуратно повесив его на гвоздик.

Как водится в таких случаях, выпивали и закусывали, вспоминая различные слова и поступки покойного, застрявшие в памяти, обозначая и детализируя его образ. И я был сильно удивлен, когда оказалось, что в той другой жизни у Ивана Михайловича были друзья, очень непохожие на сослуживцев, и действительно иная жизнь, даже отдаленно не напоминающая заведование лабораторией или проведение регламентных работ на ракетном комплексе. И так удивившая эмиграция в США – это его поступок из той иной, до поры до времени скрытой жизни, наполненной занятиями и мыслями, на службе неуместными и ненужными.

Наверное, удивление испытал не только я, и потому, когда понизился уровень жидкости в продолговатых сосудах и обстановка за столом стала более или менее непринужденной, между сослуживцами Ивана Михайловича, среди которых сидел и я, затеялся разговор на темы различий в образах жизни, постепенно перешедший в философскую плоскость. Как, значит, дело обстоит: люди живут хорошо или плохо в зависимости от того, какие они сами есть, или же они хороши или плохи в зависимости от того, как они живут. Сам вопрос, на мой взгляд, поставлен некорректно, так же, как и вопрос, что было раньше: курица или яйцо. Ибо куры и несут яйца и выводятся из них же. Кроме того, он поставлен статически, а надо его ставить динамически. И тогда ответ будет выглядеть примерно так: «хорошие» люди меняют жизнь к лучшему, а «плохие» - к худшему, итогом же совместной деятельности будет положительный или отрицательный баланс их деяний. Вот, говорю, был в СССР такой известный социолог – профессор Шляпентох. Он эмигрировал в США еще в 70-е годы. В одной из своих статей, посвященных американскому обществу, он написал, что американец не начнет бизнес, если не будет убежден в том, что он нужен другим людям, что он общественнополезен. Тут я замечаю незаметно подошедшую Майю Марковну:

- Майя Марковна, а вы что на это скажете?

- Я думаю, что Шляпентох общается с уединенно живущей в фешенебельных кварталах американской элитой, а мы с Ванечкой жили среди иммигрантов. Иммигранты – это совсем другое дело. Особенно наши. Они такое вытворяют, что даже пуэрториканцы рядом с ними – милые безобидные люди.

Мне было бы очень интересно узнать, чем это наши хуже пуэрториканцев, чем они не милы и не безобидны, но тут кто-то подошел к Майе Марковне, взял за локоть и увел сначала на шаг, потом на два, а потом и вовсе. А я остался со своим любопытством и с надеждой вернуться к этому при следующей встрече, но через три дня, исполнив все скорбные обязанности, Майя Марковна улетела в Нью-Йорк. А мне и моему любопытству стали припоминаться действительно дикие несусветные коллизии. Мелочи, но мелочи многозначительные.

Припомнилось, как разболелось горло, и врач посоветовал орошать его препаратом в аэрозольной упаковке. Я зашел а аптеку, заплатил за флакон совершенно неадекватные деньги, провизор сняла с полки упаковку, продемонстрировала мне вылетающую из сопла капельную струю, - мол, все в порядке, - и я унес это чудо медицинской технологии домой.

Отказало оно на следующий день к вечеру. Я довольно-таки варварски разобрал «чудо» и убедился, что в аптеке мне продали практически пустую упаковку. Пытаясь понять природу этого прискорбного факта, я остановился, как на наиболее вероятной, на версии, что у кого-то из работников аптеки, или у его родственника разболелось горло, вот он и взял в аптеке флакон, попользовался и… «поставил на место»!

Еще один такого же сорта эксцесс случился как-то при покупке крема для бритья. Достав тюбик из коробочки, я обнаружил, что он пробит в двух местах острым предметом, скорее всего, кончиками ножниц. Как такое может быть? Опять-таки, самый вероятный сценарий. Сначала продавший мне этот тюбик молодой человек купил его себе, а дома расшалившийся ребенок расковырял тюбик ножницами. Ну, и не пропадать же паре кровных своих гривен!..

Можно вспомнить о покупке новеньких дырявых носков «на Барабашке», мелкую ложь продавцов о качестве их рыбы или сметаны и т.д. У соседей по даче как-то варварски разворотили входную дверь в домик только для того, чтобы украсть... плоскогубцы.

Здесь, наверное, уместно заметить, что новобогдановская трагедия, унесшая несколько человеческих жизней и 2,5 млрд. гривень – событие из того же ряда, что и эти плоскогубцы. Таких складов, как в Новобогдановке, в Украине около 200, а еще есть не менее многочисленные склады токсичных ракетных топлив и «абсолютно мирных, но устаревших» сельскохозяйственных химикатов, начиная еще с печальной памяти ДДТ (дуста), давным-давно запрещенных  к употреблению, но по сей день хранящихся в больших количествах, потому что никто не придумал, как их уничтожить по приемлемой цене. Сегодня эти химикаты разворовываются и нелегально применяются, по крайне мере, на приусадебных участках. А почему нет – ведь даром! Потом выращенные на них овощи продаются на продуктовых рынках.

Много, очень много у нас найдется людей, для которых, как говорится, свой рубль дороже чужой десятки. И когда такие люди волею судьбы собираются в некое целостное сообщество, этому сообществу очень трудно рассчитывать на успех, потому что отдельные его члены разоряют друг друга. С чем бы понятным это сравнить?

Мне известен прискорбный случай из армейской жизни. Во время зимней переправы по льду Енисея (уж не помню какая именно) бронированная машина провалилась под лед и зависла, зацепившись за его кромку передними колесами. Такое бывает даже на очень прочном матёром льду, здесь есть очень красивая физика, но не в ней сейчас дело.

Выход из кузова только один: через маленькое окошечко в кабину водителя. В кузове было 27 солдат. Автомобиль провисел 40 (!) минут и за это время никому не удалось спастись, потому что в кузове возникла паника, и задние тащили за ноги тех, кому удавалось пробиться к окошечку. В то же время…

Когда-то попалась мне переведенная с французского книжечка о работе судов международной метеослужбы, по совместительству выполнявших функции спасатетельных для самолетов, терпящих бедствие над океаном.

… Тяжелый пассажирский «Боинг» выполнял рейс «Дели-Нью-Йорк». На борту  более сотни пассажиров (подчеркнем: случайных друг для друга людей), среди которых есть дети, старики и больные. И случилось так, что самолет должен выполнить вынужденную посадку на штормящую поверхность Индийского океана. Героиней этого рейса стала безвестная голливудская киноактриса. У нее хватило сил и мужества взять на себя организацию пассажиров и дать экипажу возможность делать свое дело. Все, что могло летать по салону, без сожаления выбрасывалось за борт. Пассажиров она разбила на группы, объединив слабых с сильными. Итальянскому миллионеру досталось тащить на закорках парализованную негритянку. Была установлена строгая очередность у люков. Экипаж посадил машину точно в указанную ему точку, где уже ожидали надувные спасательные плоты. Люди покинули самолет за 4 минуты, а через 7 он уже скрылся под водой.


Почему обо всем этом нужно вспоминать, когда речь идет о политике?

Не знаю как вас, а меня сопоставление этих двух «простых житейских историй» одновременно и поражает и приводит в отчаяние. Ведь меня (как и очень многих других наших граждан) в свое время приучили ожидать от «советских людей» наилучших моральных качеств. Теперь это ожидание распространяется на «наш народ». В этом – исток популярного мифа о том, что народ у нас «хороший», достойный «лучшей власти», а власть – «плохая» и чего-то там недостойная.

Я с этим как бы и не спорю. Я с удовольствием процитирую слова «нового (в свое время) оппозиционера», спикера ВР Владимира Литвина, сказанные им на съезде Аграрной (или уже Народной аграрной?) партии, собравшемся, чтобы избрать его, Литвина, «головой»:

«Мы близки к тому, чтобы создать спекулятивное государство, с господством олигархов и кланово-партийных образований, с тотальной коррупцией. Время уже ставить вопрос о создании антикланового фронта в Украине, поскольку наверное только весь народ способен противостоять его мизерной частице, которая паразитирует на нем.

В украинской истории еще не было такой правящей прослойки, которая бы создала свои богатства за счет растаскивания госсобственности и растаскивания национальных богатств, прослойки, которая решает свои проблемы за счет сращивания с властью, прослойки, которая ничего не построила, кроме офисов и дворцов. Но еще - по своему образцу - коррумпированное государство.

У Сталина была одна шинель и вся страна. У них сегодня есть все. Более того - они контролируют государство, эксплуатируют власть в собственных экономических интересах».

Все это правда. Правда, рвущаяся из самых глубинных народных глубин, от профессорской сохи Владимира Михайловича. И все же это лишь почти правда. Потому что, скажите-ка док, какое еще государство может быть у людей, «лучшие» представители которого готовы развалить хату у соседа, чтобы добраться до соседских плоскогубцев и вытащить ими ржавый гвоздь из своей гнилой доски?? «Мизерная ли его частица» паразитирует на?.. Я как-то прочел, что каждый 80-й у нас – налоговик. Т.е. более процента населения. Это не «мизер». А если пересчитать по отношению ко всем трудоспособным?  А остальные «паразиты»: армия, МВД и т.д.? И, наконец, самый сакраментальный вопрос. А «мизерная ли частица» наших современных молодых людей мечтает сбросить с себя клеймо (и ярмо) праведных тружеников и занять в обществе солидное паразитирующее положение? Ведь это их желания, их устремления определяют общее направление движения нашего общества и нашего государства.

Поменять власть можно. Смена власти всегда дает встряску обществу. Какие-то его элементы при этом поднимаются вверх, какие-то опускаются на дно. Точно так же как происходит при тряске банки, наполненной первоначально однородной смесью ярких пластмассовых шариков и свинцовой дроби. Я не хочу спрашивать, стоит ли трясти банку. Потому что ее тряска – процесс объективный и не мы ее, по большому-то счету, трясем. Но стоит задать вопрос: а как поменять народ?

Тэги: народ, элита, власть, общество 
 

Комментариев нет:

Rambler's Top100 Полный анализ сайта Всё для Blogger(а) на Blogspot(е)! Закладки Google Закладки Google Закладки Google Delicious Memori БобрДобр Мистер Вонг Мое место 100 Закладок