воскресенье, 22 сентября 2013 г.

Теорема о двух милиционерах


12 сентября в Страсбурге Европарламент принял резолюцию, осуждающую действия и методы давления России на страны Восточного партнерства, в том числе Украину, которые выбрали евроинтеграцию в качестве своего политического будущего. Некоторые из пунктов резолюции призывают защитить эти страны от российского противодействия их выбору средствами информационной кампании, ускорения введения безвизового режима, а также разморозить кредиты для этих стран.

Три проекта глобального будущего

Уже на следующий день известный украинский политолог Дмитрий Выдрин выступил с замечанием относительно того, что украинское общество при обсуждении этой проблемы немного не туда смотрит. Что в мире существует лишь три глобальных проекта грядущего мироустройства – Западный, Китайский и проект Мусульманского мира. И потому главным мировым процессом является их конкуренция. А рассматриваемая ситуация между Украиной, Россией и Евросоюзом является мелкой внутренней деталью развития Западного проекта, и конечно же будет в свое время урегулирована к взаимному удовлетворению сторон. Такая точка зрения на мир пока что, по всей видимости, является адекватной. Что же касается Русского проекта, то Россия сейчас предпринимает грандиозные усилия, чтобы возродить его и поставить в повестку дня, но… увы!

И есть еще один проект, по отношению к которому внутренними являются все остальные. Он называется – глобализация. Однако тех, для кого Украина является родиной, в первую очередь, разумеется, интересуют те треугольники, в которых она служит вершиной.

Фундаментальные основания для интеграции

Если бы политические решения принимались не людьми, подверженными всему тому, что мы обозначаем словом «субъективное», а лишенными эмоций и рационализирующими все на свете роботами, государственные границы, скорее всего, уже давно перестали бы существовать.

Потому что экономическая теория говорит, что они мешают экономике, снижают ее эффективность и препятствуют ее росту.

Однако с тех пор, как Господь смешал людские языки на строительстве Вавилонской башни, люди ищут «равноязыких» себе, собираясь по признаку так называемой «национальной» общности и проводя границы национальных государств. Но как только национальные экономики достигают пределов собственного роста, оказывается, что границы мешают им расти дальше.

Потому что ликвидация всевозможных барьеров между людьми позволила бы им повысить уровень сложности доступных для них задач. Она означала бы качественный рост.

Взаимосвязь между сложностью задач, которые ставит перед людьми их бытие, и их численностью бывший заместитель директора знаменитого Института прикладной математики РАН им. М. Келдыша, Координатор Проекта Президиума РАН "Системный анализ и математическое моделирование мировой динамики" профессор Георгий Малинецкий объясняет так: «Рассмотрим в качестве примера ситуацию встречи человека с крупным хищником. Если человек один, то он, скорее всего, будет съеден. Однако, если людей с десяток, то часть из них разбежится и уцелеет; сотня – уже сумеет отбиться. Для тысячи человек не составит проблемы организовать охрану своего поселения, а для десяти тысяч – сформировать отряды для охоты на зверя. Сто тысяч человек просто изведут всех хищников в округе, а если и не всех, то, дойдя в численности до миллиона, переловят оставшихся для зверинца…» Вот почему в райцентрах не строят небоскребов. Вот почему депопуляция (сокращение численности населения) представляет собой угрозу безопасности.

И поскольку есть люди, для которых экономический рост является высшей объективной ценностью, ради которой они готовы в той или иной степени жертвовать субъективным национальным, политически они проявляют себя как сторонники интеграционных процессов, «глобалисты», строители наднациональных империй. Ярчайшие их представители в ХХ веке – Валери Жискар д’Эстен и Конрад Аденауэр, более полустолетия тому запустившие процесс объединения Европы. А им противостоят люди, не представляющие для своих внуков иного образа жизни, чем тот, который ведут они сами, консервативно приверженные «своему» и боящиеся «чужого». У них свой строй мыслей и свой язык.

Объективно, – с одной стороны, – людям выгодно жить большими “стаями”, а с другой – слишком большие “стаи” теряют устойчивость и распадаются. Потому-то автор давно восхищен мудростью архитекторов Евросоюза, разрушивших экономические, научно–образовательные, и прочие связанные с современными формами сосуществования границы, но сохранившие их между лишь эмоционально важными, – фигурально выражаясь,– “территориями одной национальной кухни”.

Освежение памяти

Кое-кто может счесть некорректностью считать Россию частью  западного проекта и ассоциировать ее с Евросоюзом. И все же – невнимательны мы к текущим процессам. Конечно, абсурдно считать, что Россия может войти в состав Евросоюза или Европа – стать субъектом Российской Федерации. Но ведь всего лишь 10 лет тому назад между Евросоюзом и Россией шел уверенный процесс сближения. В те времена в “интеграционном треугольнике” ЕС – Украина – Россия лишь по линии Евросоюз-Россия наблюдался многолетний рабочий порядок. Не было ни особенных прорывов, ни принципиальных провалов, ни, – тем более, – истерик, характерных для европейско-украинских отношний, шла скрупулезная (хотя и не без противоречий) мелочная работа, внушающая уверенность, что когда-нибудь она завершится чем-то серьезным и величественным. Тогдашний взаимный процесс между Россией и Евросоюзом – это был именно интеграционный процесс, начавшийся не сегодня и не вчера. Еще Евгений Примаков, будучи премьер-министром России, говорил, что работа по сближению российского законодательства с европейским – одна из приоритетных забот его Кабинета. Уже шла речь о создании четырех очень важных общих для России и Европы пространств: общего пространства свободы, безопасности и правосудия, пространства сотрудничества в области внешней безопасности, а также пространства научных исследований и образования, было подписано соглашение о возобновлении действия межправительственного соглашения о сотрудничестве в сфере науки и технологий, а также соглашение о сотрудничестве между Россией и Европейской полицейской организацией.

Стоит, наверное, заметить, что в отношениях ЕС – Россия – Украина был момент, когда ЕС и Россия как бы поменялись ролями. Накануне подписания документов по ЕЭП, которые тогда подписала и Украина, от Евросоюза в связи с этим поступали если не положительные, то по меньшей мере нейтральные, сигналы. Однако уже вскоре в резолюции об отношениях ЕС с соседними странами, подготовленной Комитетом Европарламента по иностранным делам, было сказано (хотя и не категорически), что создание ЕЭП может стать одним из препятствий к интеграции Украины в Евросоюз. С другой строны, Комитет считал (и специально отметил это), что среди всех соседей расширенного ЕС самую важную роль будет играть Украина и поддержал желание Украины глубже интегрироваться в ЕС.

Эту двойственность трудно понять. Все происходило так, как если бы с Россией имел дело один Евросоюз, а с Украиной – другой. Справедливости ради следует отметить и аналогичную двойственность со стороны Украины. Особенно со стороны некоторых, определенным образом настроенных групп, неадекватно, с истерическим энтузиазмом воспринимающих западную перспективу и не менее истерически отталкивающихся от России, хотя в чисто культурном плане слобожанский суржик куда ближе к языку Котляревского и Шевченко, чем суржик канадский (Чого ми стоїмо? Та чи не той баз, чи не той драйвер...).

Причем, странное дело, Украина якобы боится растворить в России свою национальную самоидентификацию, а в Европу в то же время готова нырнуть с головой, самозабвенно, хотя, по глубокому убеждению автора этих строк, случись такое, Европа ассимилирует украинскую самоидентификацию куда решительней и прагматичней, чем социокультурно более близкая  Россия. И на смену родному перваку придет какой-нибудь арманьяк или кальвадос.

Тем не менее, все интеграционные страсти напоминают ту ситуацию, о которой идет речь в так называемой "теореме о двух милиционерах". Ее суть не желающий затруднять себя доказательством профессор математики объясняет студентам так: "Если два милиционера ведут под руки задержанного, неужели можно сомневаться в том, что он придет туда же, куда идут они – в участок?" Поэтому у Украины, зажатой между двумя гигантами – Европой и Россией, на самом деле нет выбора: у нее будет то будущее, которое создадут Евросоюз и Россия.

Вряд ли можно всерьез сомневаться, что процесс европейско-российской интеграции в обозримом будущем будет возобновлен. Формально его ведь никто и не приостанавливал. Просто на какое-то время он приобрел скрытые ползучие формы в рамках проекта глобализации.

О последнем тоже стоит сказать несколько слов. Не случилось еще социально-экономической модели, которая оказалась бы вечной. Так же будет и с капитализмом. Общество потребления исчерпало ресурсы для его дальнейшего безудержного развития. Ему на смену грядет что-то другое. Не “коммунизм”, но!.. Как говорил Вл. Маяковский, “вижу идущего через горы времени, которого не видит никто”.


Комментариев нет:

Rambler's Top100 Полный анализ сайта Всё для Blogger(а) на Blogspot(е)! Закладки Google Закладки Google Закладки Google Delicious Memori БобрДобр Мистер Вонг Мое место 100 Закладок