понедельник, 14 февраля 2011 г.

Наследник всех своих родных...

Кагебовичи


Эта статья наверняка была бы несколько иной, если бы ее написанию не предшествовали «маски-шоу», устроенные 18 марта 2008 года Харьковским управлением СБУ в Харьковском горсовете. Акция неслыханная, чудовищная, противоречащая всякому здравому смыслу, публичностью своей должная запугать полуторамиллионный город, из-за которой торчали не сильно замаскированные уши известных политических фигур. А через день-два секретариат Президента обнародовал «Концепцию реформирования СБУ». Вот и захотелось сказать: давно пора.


Ознакомление с «Концепцией» потянуло за собой ознакомление со «Стратегией национальной безопасности» – тоже свеженькой, лишь зв год до того подписанной Президентом Ющенко без обсуждения не то что в обществе, но даже в Верховной Раде. И  вот вам мой неквалифицированный вывод, опирающийся на собственный здравый смысл: в этих документах речь идет в принципе не о том, о чем она должна была бы идти. Начну, казалось бы, издалека.


10-15 лет тому назад встречался я с ректором ХГУ моих студенческих лет – профессором В. Ф. Лаврушиным, светлая ему память. Дело было у него на даче в Научном. Мы тогда о многом разговаривали – о том, что актуально и сейчас – о развале СССР, судьбе Украины, ОУН-УПА, национализме и т.д. И встал вопрос: почему после сговора трех Геростратов в Беловежской пуще никто не встал на защиту СССР?

В комнате надолго повисла тишина. Не скажу, что она была тягостной. За окном стоял сад, а в саду шел дождь. Мы пили чай с яблоками и смотрели в окно. Наконец Владимир Федорович прервал тишину, и слова старого солдата, собственноручно вписавшего в качестве эксперта девять с половиной страниц в приговор Нюрнбергского трибунала, упали, как яблоки в саду, с гулким стуком окончательности: «Понимаете, не было смысла защищать государство, нуждавшееся для своего существования в Крючкове и его «конторе».


***  
Известия об исторических событиях редко застают нас в подходящий момент. Если известие о путче я услышал сквозь утренний сон под соснами на берегу Северского Донца, то Акт провозглашения независимости Украины прослушал в нелепейшей позе – застыв за столом с ложкой во рту. Ложка во рту – вроде бы хорошая примета, но она, к сожалению, не оправдалась. Отчего же?
Всегда находились и всегда найдутся люди, причину всех бед видящие в провозглашении Украиной независимости самой по себе. Дело, однако, обстоит не совсем так, ибо правда – на стороне сатирика, утверждающего, что и женатым быть хорошо, и неженатому тоже неплохо. Ибо – что такое «суверенитет»?
В современном цивилизованном понимании это слово означает право и обязанность власти следовать воле своего народа (а не чужого), что и отражается в словосочетании «народ-суверен».
Применительно к «братским народам» это означает, что, если они проявляют одинаковую волю, то их суверенитет не противоречит их морально-политическому, военному и прочему единству, которое, впрочем, может быть, а может и не быть, в зависимости от исторических обстоятельств и волеизъявления каждого из них. Иное дело – если эти воли расходятся. Однако, и в том и в другом случае при данном понимании смыслового значения слова «суверенитет» быть его сторонником морально, нравственно и гражданственно.
Но существует и другое понимание, отраженное в словарях советского времени. Например, согласно «Словарю русского языка» С. Ожегова, суверенитет – это «полная независимость государства в его внутренних делах и в ведении внешней политики». Именно такое определение суверенитета было необходимо тоталитарному государству для оправдания практики подавления воли собственного народа во имя насаждения воли государственно-бюрократического (читай - партийного) аппарата. Поэтому можно быть горячим сторонником суверенитета в первом его понимании и столь же категорическим оппонентом, если иметь в виду второе.
Эта смысловая неоднозначность послужила основой для последовавшего вскоре политического подлога. Ибо кто может сегодня сказать со всей уверенностью, за что проголосовал данный конкретный избиратель в декабре девяносто первого - за «обязанность власти следовать воле своего народа» или за «полную независимость государства»? Еще никто не возразил против того тезиса, что голосовали в декабре 1991 года за одно, а получили – совершенно другое.
И вот, суверенная бюрократия изначально не захотела и не смогла вести экономически грамотную и социально ответственную политику реформирования экономики Украины в интересах всех ее граждан, а ее зависимость от внешних не вполне обоснованных кредитов и навязываемых извне моделей сразу поставила под сомнение уместность слова «суверенитет» применительно к системе, осуществляющей украинскую государственность. По крайней мере, в первом его понимании.
Почему надо об этом говорить? Да потому, что различные понимания смыслового наполнения термина «государственный суверенитет» порождают и различные понимания целей и задач государства, содержания различных его институтов, в том числе и института национальной безопасности. Потому, что необходимость говорить о столь различных вещах одними и теми же словами (ибо других нет) порождает взаимонепонимание столь глубокое, что мы голосуем за одно, а потом удивляемся тому, что делаем совершенно другое, жалуясь при этом, что мы-то хотели, как лучше, а получилось, как всегда. Это создает почву для многочисленных подлогов и подтасовок, сбивающих с толку не склонного к блужданию в дебрях семантики рядового гражданина и лишающего его не только дальних ориентиров, но и элементарной почвы под ногами.


У института национальной безопасности две большие составляющие: внешняя и внутренняя. Если говорить о внешней составляющей, то главным в ее содержании должно быть обеспечение конкурентоспособности страны, т.е. ее выживания на глобальной, полной драматических коллизий, арене. У конкурентоспособности, в свою очередь, множество секторов, которые мы не только не обсудим, но даже не назовем. Но некоторые примеры привести просто необходимо. 


Далеко не каждое государство имеет такие отрасли экономики, как, скажем, авиа- и судостроение, энергетическое машиностроение, тяжелое транспортное машиностроение, микроэлектронику и т.д. При всех неурядицах, при всем технологическом отставании от мировых лидеров и необходимости обновления производства, эти отрасли еще долго могли бы оставаться основой конкурентоспособности государства Украина и обеспечивать ей место, которое она могла бы занимать, в международном разделении труда. Пусть это продукты, далекие от сегодняшних критериев совершенства, но и для них нашелся бы рынок (и мы знали, где этот рынок), ибо продается все. Но ситуация сложилась парадоксально: рынки есть, а продуктов нет. Потому что «не хочу быть простой крестьянкой, хочу быть столбовой дворянкой». Потому что националистические лидеры Украины в своих непомерных амбициях смотрели на те рынки, которым они ничего не могли предложить, и сознательно отворачивались от реальных, от рынков России и СНГ, от рынков Ближнего и Среднего Востока, некогда прочно занятых СССР, оставившим там нуждающуюся в ремонтах и обновлении промышленную инфраструктуру, принося их в жертву своим политическим симпатиям и антипатиям. А иногда и просто в угоду националистическим, скажем так, капризам.  


Будучи одной из 7 «кремниевых» держав мира, Украина свою электронную промышленность практически утратила. А если быть совсем точным – уничтожила. Об энергетической безопасности можно целую уголовную поэму написать. Разрушено машиностроение. Если посмотреть на картину в Харькове, что мы видим?


Для харьковчан это утрата прилично оплачиваемых рабочих мест, не родившиеся дети и всевозможные личные жизненные катастрофы. Так давайте зададим вопрос, чей у нас суверенитет – украинского народа, в частности и харьковчан, или украинской бюрократии? И как понимается национальная безопасность? Если бы она понималась, исходя из права и обязанности власти исполнять волю своего народа, многим «выдающимся представителям» недавнего высшего истеблишмента надо было бы отвести спальные места в тюремных камерах возле параш, а не в дачных окрестностях Киева, как лицам, совершившим преступления против национальной безопасности. 


Но у нас и понятия-то такого нет. А почему бы не предусмотреть в Уголовном Кодексе пяток статей, специально предназначенных для «выдающихся» персон из высших эшелонов, чтобы их возможно было применять только к ним и ни к кому больше. Иначе сидеть будут все, кроме тех, кому это самой справедливостью предназначено. И регулярно призывать этих персон к ответу. За развал экономики, за разрушение энергетической безопасности, за возникновение и культивирование национальной розни, и еще за многое и многое другое. Завести такое – нет проблем, но почему ж не завели? Да все по той же причине. Потому что всему нашему институту национальной безопасности дороги не интересы народа, и не его воля, а интересы и воля высших чинов госбюрократии.


Практически прямое подтверждение этому содержится прямо в текстах – и «Концепции» и «Стратегии». Там черным по белому прописано вступление Украины в НАТО. И ни слова о его главном условии – изъявлении на то воли народа на всеукраинском референдуме, – сформулированном в недавнем постановлении Верховной Рады, которая по самому способу своего формирования, по объему своей компетенции как раз и является выразительницей интересов и воли всего украинского народа. После этого Постановления упоминания о членстве в НАТО в этих документах, если так уж хочется их сохранить, правильно было бы откорректировать. Но, правильно – только для тех, кто уважает волю своего народа, а поскольку таких нет, никакой коррекции не последовало. Более того, – Министерство иностранных дел уже планировало открывать кабинеты по пропаганде НАТО в вузах и в школах, чтобы «откорректировать» эту самую волю! Вузы и школы подчинены другому министерству, и чего это, спрашивается, Мининдел будет открывать в них НАТО-вские кабинеты? Да потому, что так срабатывает украинская система национальной безопасности. Потому, что даже название ее не вполне соответствует содержанию – ее было бы правильнее называть, как и в СССР, системой государственной безопасности. Ведь мы изо всех сил держимся за советский пережиток, культивируя идею, что государство и народ - это одно и то же. Нет, это не одно и то же.


Как бы в подтверждение точки зрения автора народный депутат от ПР Анна Герман обнародовала тогда, в 2008, факт, что аналитические материалы, которые СБУ готовит для Президента, Верховной Раде недоступны. Так чей он, опять-таки, украинский суверенитет? Неужели СБУ и в самом деле подконтрольна Верховной Раде, как это записано в соответствующем законе? 


Если говорить о внутренней составляющей национальной безопасности, то сюда в первую очередь входит состояние прав и свобод граждан, главным механизмом обеспечения которых должна быть судебная система. В бытность свою депутатом облсовета (еще в советские времена) автор однажды беседовал о коррупции с одним из облпрокуроров. Вот кусочек этой беседы: «В КГБ взяток не берут. В прокуратуре – уже случается. Кто из моих прокуроров взял, у кого и сколько, мне рассказывают в КГБ. В милиции берут двумя руками. А того, что делается в судах, я не могу вам даже описать!» Украинский судья запросто имеет возможность по одинаковым делам выносить (и выносит!) противоположные решения. И никто за это не отвечает. Что-нибудь с тех пор изменилось? 


А история «языкового вопроса»? Это же история о том, как украинская госбюрократия создавала трещины и расколы между различными частями украинского общества и преуспела в этом. Разделяй – и властвуй. Это была ее воля, а не народная. Это что, разве не подрыв нацбезопасности?


Если обратиться к текстам упоминавшихся документов («Концепция» и «Стратегия») то к ним (не считая интеграции в НАТО и некоторых положений, возможно, касающихся легализации в Украине института сексотов) довольно трудно придраться. Однако при традиционном понимании содержания суверенитета и национальной безопасности они для украинского народа бесполезны и неинтересны, как смена мебели в высоких кабинетах. Только изменение этого понимания и есть смена тоталитарной парадигмы на демократическую – главный вопрос нашего бытия, так и не решенный за более уже чем 20 лет независимости. И не решив его иначе, чем он пока решается, мы не сдвинемся с мертвой точки. 


Переименовывая в свое время КГБ УССР, нам внушали, что мы от этого получим что-то новое. Но, как оказалось, имя поменять несложно. Куда сложнее – поменять отчество. 


****
Текст, прочитанный читателем выше, за исключением мелкой правки, написан весной 2008 года. Я не припоминаю,чтобы я его тогда где-то опубликовал. Сейчас на дворе февраль  2011. Кончается первый год президентства В. Януковича, обещавшего стране системные реформы. Но ведь он обещал реформы, а не папу с мамой поменять. Так что все мы пока остаемся Кагебовичами, и разница между нами лишь в том, что одни когда-то были любимыми детьми у папы, а другие – не очень. Они хотели сменить Утес с ногой на земле и ногой в небе, не очень хорошо понимая, что смена Утеса сама по себе, без системных реформ, ничего не дает. Три Утеса сменили друг друга, а Украина, как жила в плену советских пережитков, мирно сосуществующих с кланово-олигархическим капитализмом, так и живет. Собственно говоря, страна 20 лет проживала наследие СССР, уже не воспроизводя этот уникальный ресурс, но продолжая оставаться патерналистским государством и воспитывать – в некотором, конечно, смысле – граждан-паразитов. Что ждет того, кто рискнет покуситься на это их паразитическое состояние? Ненависть.


Четвертый Утес – Янукович. Он первый проявил политическую волю к реформам и начал что-то реально делать. Административная реформа – это реформа системы управления страной. Очень нужная реформа, потому что нужно уходить от управления страной на манер управления заводом. Страна – не завод. И теперь в стране больше нет таких ниточек на самом верху, за которые дергаешь, а где-то внизу готовые болтики в коробочку падают. Я не знаю, что там понимают говорящие про “жесткую вертикаль власти”, про  “диктатуру”, но ниточек таких больше нет. И хорошо, что нет. Но и полноценно реформированной системы управления тоже нет. Пока? Хотелось бы, чтобы – пока. 


На самом деле власть не концентрируется наверху, она в большей степени “отдается вниз” и там рассредоточивается. Смысл “жесткой вертикали” (каким он в действительности должен быть и, надеюсь, будет) не в том, чтобы сконцентрировать в одних руках “производство болтиков”, а в том, чтобы собрать воедино контроль и ответственность. Так и должно быть – у низовых ее уровней появляются дополнительные степени свободы. Возможности для маневра. Причем не всегда оправданные, как и не всегда оправданные ограничения. Они, эти “низовые”, должны суметь принимать правильные решения самостоятельно, без шпаргалок и подсказок. Но не умеют. И потому, даже если отбросить естественную у нас мысль, что при этом появляются и дополнительные искушения, отказаться от которых не всегда хватает ума и совести, система управления становится похожей на очень хитро изуродованный руль, который неизвестно как надо вывернуть, чтобы выполнить даже простой маневр. 


Министерство обороны, например, по ряду причин юридического характера не заключило на 2011 год договоров с фирмами, занимающимися питанием солдат. И вот – готова коллизия:  минобороны не платит фирмам, фирмы отказываются кормить солдат! Родители солдат за свои деньги закупают продовольствие, завозят его в воинскую часть, а фирма силой препятствуют его разгрузке из опасения, что родители… отравят своих детей! Я даже в страшном сне не смогу предположить, что министр обороны сознательно решил не кормить солдат. И дай Бог, чтобы это был первый и последний абсурд такого масштаба и резонанса. Болезненных коллизий, пока не будет достигнута (а наперед все предусмотреть невозможно) грамотная “стыковка” различных законов, впереди еще много. Но как это выглядит в глазах “простого человека”? Янукович виноват!! Без вариантов. Выколоть ему глаза! Отрезать уши! 


Конечно, в чем-то и виноват, и даже наверняка виноват. Хотя бы просто по законам больших чисел. А сколько он унаследовал чужих грехов вместе с должностью? Но я бы не стал спешить с выводами. Во-первых, желающих его подставить – пруд пруди. А во-вторых, разве не бывает так, что холуи-подчиненные, желая угодить боссу, на деле глупо подставляют его? 


Как бы то ни было, Украина “встала на путь реформ”. Янукович, а не кто-то другой, ее туда поставил. Глупостей и абсурдов на этом пути будет наделано много, это видно уже сейчас. Но, как бормотал один русский персонаж посреди иностранной улицы: “Ке фер? Ке фер? Фер-то ке?” Что по его разумению должно было означать: что делать? что делать? делать-то что? 


А и в самом деле, что делать с обществом, состоящим из воров и взяточников? Как его реформировать во что-то приличное? Никто не знает, но все хотят есть, и желательно – даром, вкусно и прямо сейчас. 


Янукович, скорее всего, плохо понимает, на задачу какой сложности он, как Президент, замахнулся. Но это-то и хорошо, ибо есть надежда, что сработает правило: “все знают, что задача решения не имеет, но приходит кто-то, этого не знающий, и решает ее”. Если сумеет. Се ля ви!

2 комментария:

Анонимный комментирует...

У следующего президента Украины тоже будет задница. Оставьте, чем лизать!

Валерий комментирует...

А Вы представьте себя на его месте - что Вы будете делать? Ведь в ответ почти на любой правильный шаг Вашу задницу будет рвать свора собак! И только неправильные шаги - взять да и все поделить! - вызовут аплодисменты. И ничего нельзя сделать, "спрашивая народ". Тема такая... не референдумная.

Rambler's Top100 Полный анализ сайта Всё для Blogger(а) на Blogspot(е)! Закладки Google Закладки Google Закладки Google Delicious Memori БобрДобр Мистер Вонг Мое место 100 Закладок